Платная медицина

Платить за здоровье крестьянину не по карману

Наше село Крутояр - одно из самых зажиточных в Ужурском районе. Местное ЗАО "Андроновское" считается передовым. Но невозможно построить рай в отдельно взятом селе. Знаю это как врач. Наши крутоярские крестьяне болеют много и серьезно: сердечно-сосудистые болезни, тяжелые поражения суставов и позвоночника, настырно подкрадывается туберкулез. НА ГОРИЗОНТЕ тем временем маячит повсеместная платная медицина.

Я понимаю: государству трудно сводить концы с концами, куда проще все переложить на плечи отдельно взятого гражданина. Но надо быть реалистом и понимать: сук-то можно с одного маху срубить, а что потом? "Сучкорубов" жизнь вроде учит-учит... Уже доказано: закрывают сельскую школу, фельдшерский пункт, библиотеку, клуб - и село исчезает. Все равно закрывают. Вот и про сельские участковые больницы теперь твердят: чем распылять на них средства, выгоднее хорошо оснастить центральные районные больницы. Кому выгоднее? Безликому государству? Или конкретному сельскому жителю? Или, может, потому выгоднее, что грядет платная медицина и сельской больнице, отделенной территориально и морально от крестьянской жизни, будет проще требовать за медицинские услуги плату? Но, боюсь, и тут просчитаются, ведь опять же не учитывается особенность сельского уклада.

Весь мой многолетний опыт работы в Крутоярской участковой больнице говорит за это. Наша больница - это каменное двухэтажное приспособленное здание. Полвека тому назад совхоз строил себе контору, но партия сказала: нужна сельская больница. Кто мог идти против воли партии? На первом этаже у нас разные процедурные, кухня, бельевая, на втором - четыре палаты, столовая, небольшой родильный зал - 20 койко-мест. Летом в палатах пустовато, зато зимой приходится ставить кровати даже в коридоре. Такова сельская специфика. В летнее время сельскому жителю не до лечения, разве что прямо с огорода или поля к нам попадет, зато зимой готовы все лечиться капитально, с обследованием.


В самом слове "обследование" для многих моих пациентов есть особый смысл: раз обследовался - значит, будешь здоров. Начинаю объяснять: возможности участковой больницы ограничены, возьмите направление в районную или краевую - отказываются. Говорят: "Дочка, ты как-нибудь здесь сделай обследование, мне спокойнее, родня будет наведываться, да и дом рядом, а у меня скоро корова должна отелиться. Не могу я никуда ехать". Болезни у моих доярок и механизаторов сложные, хронические. Тяжелая физическая работа с утра до ночи даром для здоровья не проходит. В нынешние времена крестьяне, чтобы выжить да детей поднять, завели по две-три коровы, по два десятка поросят и много другой живности. С утра до позднего вечера на общественном поле, а потом до глубокой ночи - на личном скотном дворе. Без отпуска, конечно же. Ну и лишите их после этого бесплатного лечения в своей сельской больнице. В хорошо оснащенную районную они не поедут. До нее еще добраться надо. Чиновник от медицины в московском кабинете представляет, что такое район в сибирских масштабах? В нашем крае есть районы, территория которых сравнима с некоторыми европейскими государствами, в иные населенные пункты можно добраться лишь по таежным рекам или вертолетом. А час на вертолете, говорил мне знакомый туруханец, стоит 900 долларов. Будут ли жители глубинок (а их ведь тысячи и тысячи) рады тому, что в их районном центре в больнице есть все, о чем может мечтать пациент и врач?

Наша участковая больница уже не первый год находится в подвешенном состоянии. Глава района твердит: не дам вас закрыть, только через мой труп. А мы, участковые медики, со всех сторон слышим: не дотягиваете по качеству оказания медицинских услуг, а с введением платной медицины и вовсе будете не нужны. Нет, не крестьянам мы будем не нужны, а тем, у кого в руках власть и для кого реформировать - это значит сломать все устоявшееся без разбора и под одну гребенку. Останутся пациенты (в нашем случае это жители семи сел, взрослые и дети) без доступного обследования и лечения.

И вот сидим мы с нашим молодым стоматологом и размышляем над судьбой сельской медицины и своей собственной. Мы сейчас делаем капитальный ремонт больницы. А не получится ли так, что ремонт, который нам дается большой нервотрепкой, будет сделан, а больницу все же закроют? "В целях оптимизации, улучшения качества медицинских услуг", как сегодня принято это называть. Особая тема - сельская стоматология. "Визитной карточкой" современного села стали беззубые рты. Молодые красивые мужчины и женщины стараются не улыбаться. Крестьяне даже у нас, в относительно благополучных селах, зубы практически не лечили. Ездили в районный центр, когда уже от зубной боли на стену лезли. Так и говорили: "Поехал в Ужур рвать зубы". Долгие годы была вакансия стоматолога. Все попытки найти врача заканчивались ничем: маленькая зарплата, нет жилья.

Три года тому назад заложили мы в бюджете нашей сельской администрации специальную строку - приобретение дома для стоматолога и стоматологического оборудования. Молодой стоматолог Сергей Васильевич буквально за считанные месяцы стал общим любимцем всех сел и деревень, которые обслуживает наша участковая больница. Даже летом к нему на прием записывается до 30 человек ежедневно. Он, единственный на своем курсе Красноярской медицинской академии, пошел работать на село. "Жилье и новое оборудование,- говорит, - это же царские условия!" Ну, хорошо, отправьте нашего стоматолога в районную централизованную поликлинику, да еще на платный прием. Будет у него там ежедневно очередь в 30 человек из наших сел? Интересно, а как в условиях платной медицины будет выглядеть лечение таких болезней, как туберкулез, сифилис, СПИД? И с лечением определенного сорта людей, их носителей, ведь у них за душой, как правило, нет ни гроша. Уже сегодня это серьезная проблема, которой мы, сельские врачи, обеспокоены. Рентгенкабинет у нас есть только в районном центре. Чтобы все население наших семи сел прошло флюорографию, надо вывезти более шести тысяч человек. В районном АТП заказали автобус. За день он успел сделать два рейса с детьми, мы заплатили 1200 рублей. И все - на большее не оказалось денег.

А я знаю, в других селах туберкулез пришел уже и на фермы: животные заражаются от людей, а люди - от животных. Или, думаете, платная медицина спасет нас от таких ситуаций? Думается, мы все равно придем к тому, что станем возрождать наши села, возвратив крестьянам дотацию на их продукцию, как делается во всем мире, восстановив сеть заготконтор или придумав другие способы ее реализации. Почему я, врач, об этом думаю и говорю. Да потому, что живу в селе, болею его проблемами. И потому, что очевидно же: любая реформа, в том числе платные медицинские услуги, приживется только тогда, когда людям будет чем платить. Что толку телегу ставить впереди лошади - не поедет же...

Комментариев нет.