Причины суицида подростков

ВАШЕ ЗДОРОВЬЕ

Почему они сводят счеты с жизнью

Причины суицида подростковМинувшей зимой потрясла череда детских самоубийств. О них по свежим следам много писали газеты, говорили с телеэкрана. В нашей редакционной почте в начале марта оказалось письмо из Тверской области: 23 февраля там повесилась девочка всего-то девяти лет от роду! Почему? Почему подростки решают свести счеты с жизнью? Эту острейшую проблему за нашим круглым столом обсуждают эксперты в области подростковой психологии и психиатрии.

В разговоре приняли участие: Александр АСМОЛОВ, зав. кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ им. Ломоносова, член-корреспондент РАН, доктор психологических наук, профессор, академик Российской академии образования, вице-президент Российского психологического общества; Анна ПОРТНОВА, главный детский психиатр Москвы, доктор медицинских наук, сотрудник Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского; Светлана КРИВЦОВА, доцент факультета психологии МГУ, директор Института экзистенциально- аналитической психологии и психотерапии; Ольга КАРАБАНОВА, доктор психологических наук, заведующая кафедрой возрастной психологии МГУ; Галина СОЛДАТОВА, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии личности МГУ; Вадим ГИЛОД, психиатр, нарколог, кандидат медицинских наук, руководитель Московского центра критических состояний (ФГУ «Московский НИИ психиатрии Росздрава», городская клиническая больница № 20).

Александр АСМОЛОВ: Годы отрочества всегда называли возрастом бури и натиска. Это сложное время для растущего человека, время поиска им самого себя. И очень часто взрослеющие дети сталкиваются с равнодушием взрослых, с невниманием окружающих. И потому детям хочется совершить что-то такое, чтобы их заметили. У многих ребят возникает неврологическое состояние - подростковая истерия: ребенок пытается заявить о себе, совершив странный, неадекватный поступок. Таким поступком может стать и самоубийство. Ольга КАРАБАНОВА: Чтобы этого не случилось, взрослые должны помнить, что любой подросток, во-первых, ищет себя, пытается понять, кто он такой. И создает очень стойкие мифы. Так, ему кажется, что он в центре общего внимания, что все на него смотрят и все его видят... Он замыкается, фиксируется на своих внутренних переживаниях. Отсюда неуверенность в себе, тревожность. Но при этом он убежден в собственной исключительности, в том, что в любых ситуациях он неуязвим.

Подросток не понимает, что последует за поступком, который он совершает сейчас. А зачастую его мучает ощущение, что он неродной в семье, его не любят, он всем мешает. И все это не нарушения психики, а норма, свойственная его возрасту, приводящая, однако, к неадекватным поступкам и даже к суициду. Во-вторых, он стремится обрести друзей, которые его понимают. Но сейчас он общается с ними чаще в виртуальной реальности. И друзья получаются виртуальные, ненастоящие. По сути, подросток остается одиноким. И в-третьих, подростка обуревает стремление обрести независимость от родителей, но при этом он испытывает голод в общении с ними, страдает от отсутствия близости с матерью и отцом. Подросток чувствует себя еще более одиноким. Чем не повод уйти из жизни?

Светлана КРИВЦОВА: Да, у современных подростков нет ощущения необратимости смерти. Им кажется, что жизнь можно потерять, а потом вернуть - как в виртуальной игре... К тому же детям сейчас доступна информация о всевозможных способах ухода из жизни. Много ее в Интернете, где даются прямые рецепты, как легче себя убить.
Да и по телевизору тоже, особенно когда идет обсуждение случаев суицида. А подростки - народ чувствительный, и больше всего - одаренные: склонность к суициду у них на 20% выше, чем у ребят со средними способностями...
Александр АСМОЛОВ: Когда подросток слышит, как много говорят о тех, кто покончил с собой, то он представляет себя на их месте - значит, и о нем будут так говорить, его заметят, его пожалеют! В психологии это состояние именуется «феномен Вертера». Название связано с главным героем романа Гете «Страдания юного Вертера», который покончил жизнь самоубийством. Когда вышла в свет эта книга, а это было два века назад, в Германии произошел бум самоубийств молодых людей! Сейчас, когда мы постоянно обсуждаем в прессе эти ситуации, хотим мы того или нет, в зависимости от тональности, от формы этого обсуждения, мы стимулируем подобные случаи. Поэтому говорить о суициде следует чрезвычайно корректно.

Галина СОЛДАТОВА: Но особая зона риска для подростков - все же Интернет. Там самоубийства даже рекламируют: это, мол, круто! В популярной социальной сети «ВКонтакте» зарегистрировано до 90% школьников из крупных городов. И там тоже сколько угодно призывов к суициду. За прошлый год в этой сети было закрыто 17 групп, посвященных самоубийствам. Но они открывается заново под названиями вроде «Самоубийство - это выход». Заходит в такие группы вроде бы не много людей - от 70 до 140 человек, но возможно, это именно те, кто уже на грани срыва! У подростков на страничках вообще то и дело появляются тревожные записи о нежелании жить. Та же ситуация в «Моем мире» на mail.ru. И не только там. На Facebook даже появилась новая функция: предложение сообщить о странице потенциального самоубийцы и сообществе людей, задумавшихся о суициде. Там же указаны списки телефонов горячих линий экстренных психологических служб разных стран, где оказывают помощь подросткам, оказавшимся в сложной ситуации. Только России в этом списке нет... Очень надеюсь, что руководитель социальной сети «ВКонтакте» Павел Дуров откликнется и создаст в ней службу кризисной психологической помощи детям.

Причины суицида подростковСветлана КРИВЦОВА: Вкус к жизни сегодня не прививает и школа. Зато там широко распространен буллинг - травля детей. Во многих странах решение этой проблемы - часть государственной политики. У нас же тема травли в детском коллективе, травли систематической и при попустительстве взрослых, не афишируется... Есть даже мнение, что такие конфликты закаляют детей, делают их сильнее... Но это возможно лишь в том случае, если противники равны. А в школах жертвами издевательств чаще всего становятся дети с физическими недостатками, слабые, с болезнями, а порой и нелюбимые учителями. И к сожалению, часто именно взрослые провоцируют травлю определенных учеников или как минимум не обращают на нее внимание. Конечно, есть люди, противостоящие такому беспределу. Но о них никто и нигде не говорит, их не показывают по телевизору. И вообще, позитивных примеров решения проблемы буллинга никто и нигде не раскрывает.

Анна ПОРТНОВА: А родители и педагоги не всегда обращают внимание на психологическое состояние детей, на то, что у них уже самая настоящая клиническая депрессия. В большинстве школ сегодня есть психологи. Но они занимаются не тем, чем надо. Они лишь наблюдают за процессом обучения и усвоением материала! А вот конфликтов в детском коллективе или сложных отношений с учителем не замечают. Потому что этому их не учили. Значит, школьных психологов надо доучивать и переучивать! Чтобы они умели распознавать у ребенка невроз, истерию, депрессию и могли вовремя направить его на обследование и на лечение у психиатра. Есть недостатки и в законодательстве. Например, чтобы направить несовершеннолетнего на консультацию к психиатру, нужно согласие обоих родителей. Но многие дети живут в неполных семьях. Зачастую кто-то из родителей, например, пьет. Да и вполне адекватные взрослые не всегда понимают, что их ребенок нуждается в помощи психиатра.

Вадим ГИЛОД: Профилактику суицида нужно начинать, когда ребенок еще не появился на свет. Необходимы школы будущих родителей, где бы им объясняли, что ребенок будет субъективно оценивать отношения в семье. А с возрастом он станет сложнее, и родителям нужно учиться отслеживать его состояние, его тревогу и одиночество, понимать мотивы его странных поступков. Дети не рождаются трудными, они такими становятся, такими их делают взрослые. Пример: наша средняя школа рассчитана на среднюю успеваемость. Если ребенок, скажем, слаб в математике, его постоянно шпыняют. И не важно, что он силен в чем-то другом (допустим, хорошо рисует) - эти его способности никто не развивает... Есть дети, которым не под силу просидеть спокойно весь урок. Но вместо того чтобы дать такому ребенку возможность подвигаться (попросить его, например, вытереть доску или раздать карточки одноклассникам), учитель просто выгоняет его с урока. Куда он в этот момент пойдет, с кем будет общаться? Дети не могут прогнозировать свои поступки, они склонны к спонтанности...

Анна ПОРТНОВА: Нельзя забывать, что подростки попадают в зависимость и от психотропных веществ, что многих приводит к самоубийству. К тому же в России немало деструктивных сект, способных подтолкнуть к суициду, а контроля за ними нет. Как нет и внятной антисектантской политики государства. Нет и посмертной психологической экспертизы. А она крайне необходима для выявления точных причин суицида и его профилактики.

Вадим ГИЛОД: По статистике, 80% подростков, совершивших самоубийство, так или иначе намекали близким о своих намерениях, но не были услышаны. Поэтому быть внимательными к детям - это единственный совет родителям и учителям, пока не созданы программы по предупреждению суицидов и доступные всем кризисные службы. Александр АСМОЛОВ: А чтобы эти программы и службы создать, необходимы твердая государственная воля и достаточное федеральное финансирование.

Публикацию подготовила Нина МАРТЫНОВА
За организацию круглого стола редакция выражает благодарность Александру Григорьевичу АСМОЛОВУ.

КСТАТИ
Сегодня кажется, что число подростковых самоубийств растет. Это не так. По статистике, в 2000 году на 100 тысяч подростков в возрасте 13-14 лет приходилось 4,1 случая суицида, а в 2009 году - 2,9 случая. На те же 100 тысяч молодых людей более старшего возраста - от 15 до 19 лет - в 2000 году приходилось 22,6 случая суицида, а в 2010-м - 16,9. Однако проблема от этого не становится менее острой.

Комментариев нет.