Богач – бедняк

«Как вы считаете, способны ли наши богатые делиться с бедными вообще и в том случае, когда ситуация касается близких людей?»
Такой вопрос наши корреспонденты задавали жителям разных регионов страны

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Лариса Позднякова, г. Одинцово:
- Ничего-то нет нового в этом мире, и про бедность, и про богатство все уже сказано. И то и другое - испытание для человека. Даже молитва есть православная о том, чтобы избежать испытания как нищетой, так и богатством.

ОМСКАЯ ОБЛАСТЬ
Марина Наволоцкая, с. Троицкое:
- Все зависит от конкретных людей и конкретной ситуации: у кого попросить, на что и как. Я возглавляю жен¬ский комитет в нашем районе. Не однажды обращалась с просьбой о помощи к спонсорам, как принято их сейчас называть. И ни разу мне не отказали. Александр Степанович Курило, наш районный депутат и предприниматель, отремонтировал крышу местного дет¬ского садика, обошлось ему это около 300 тысяч рублей. Он же к 9 Мая устроил праздник с подарками для женщин-ветеранов. А Николай Николаевич Штейн в селе Новоомском выкупил полуразрушенное здание, отремонтировал и устроил в нем парикмахерскую для женщин. Устраивал и новогодние елки для детей из малоимущих семей.
Но вот история, над которой стоит подумать. Один омский богатей тратится на благотворительность, но в долг родственникам не дает: считает, что человек сам себя должен обеспечивать. Такие у него принципы.

РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН
Нурлыгаян Сайгафаров, д. Дюрмень:
- Несколько лет назад в нашей деревне построил теплицы Венер Загидуллин и принялся выращивать ранние овощи. Чтобы представить масштабы его бизнеса, скажу, что у него сегодня под пленкой 6 гектаров земли, построены склады, пять домов для арендаторов, офисное здание в два этажа. Его продукция идет в Уфу, Оренбург, Пермь, Ижевск. Так что Венер Вакифович далеко не бедный. Тут надо обязательно сказать, что он для деревни человек пришлый, из другого района, а деревня чужаков, как правило, не жалует. И вот на последних выборах в органы муниципальной власти народ избрал Венера депутатом Чалминского сельсовета. За то, что по-хозяйски относится к деревне, в которой живет. Не наплевательски, а совсем наоборот - заботливо. Только за последний год он вложил средства в ремонт дороги, поставил школьный забор, привел в порядок дом смотрителя кладбища. Еще он никогда не отказывает Мичуринскому социальному приюту для детей и подростков, помогает Базгиевскому дому престарелых, финансирует проведение народного праздника Сабантуй. Но что особенно важно, дает жителям деревни работу на своем производстве и платит достойно. Люди видят это и ценят. Но как я заметил, Венер не любит, когда его помощь идет не впрок, а превращает людей в дармоедов. И это тоже правильно.

ОРЕНБУРГСКАЯ ОБЛАСТЬ
Надежда Важнина, пос. Приуральский:
- У нас в поселке есть двое по-настоящему богатых бизнесменов. Деньги, по всей видимости, они нажили большие, и теперь остальные рядом с ними - люди второго или даже третьего сорта. Я давно это заметила: как только завелись у человека крупные деньги, он словно на другую планету залетел, не узнает раньше хорошо знакомых ему людей, в том числе и родственников в упор не видит.
Разделение на богатых и бедных произошло как-то очень быстро, наверное, поэтому разница между богатыми и бедными режет глаза, ведь еще недавно все жили более-менее ровненько. Но привыкнем. Если не мы, то уж наши дети точно привыкнут.

КУРГАНСКАЯ ОБЛАСТЬ
Лидия Садовская, с. Половинное:
- Десять лет назад наша семья переехала из Казахстана в Россию. Решение далось нелегко, но в тот момент выбора не было - надо было думать о будущем детей. Работу мы с мужем нашли, но денег великих она не дает, и хотя держим хозяйство, все равно считаем каждую копейку. Тем более что сын и дочка - студенты, помогать им еще и помогать. Дома своего у нас нет и вряд ли купим. Все, что зарабатываем, уходит на текущую жизнь. А помогают нам моя сестра и ее муж. Они работают на Севере, и только благодаря им я могу ежегодно навещать маму в Казахстане. Да и детям нашим они делают нужные им подарки. А не такие уж они и богатые, сестра с мужем. Так что щедрость и способность делиться зависят не от того, много у тебя денег или в обрез: один от себя оторвет и поделится, а другой и лишнего не отдаст.

Ирина Шмакова, с. Чулошное:
- У нашей семьи богатых родственников и знакомых нет, а вот сельчане, обычные люди небольшого достатка, сострадать не разучились. На собственном примере прочувствовала. Нашей любимой доченьке Ирише потребовалась операция на сердце. Что мы пережили после такого диагноза - не передать. Чтобы сделать операцию, ехать надо было в Новосибирск, да и потом предстояли расходы на реабилитационный курс лечения. Пока горе свое мыкали, смотрим - односельчане деньги нам понесли, кто сколько мог. Оказалось, председатель совета ветеранов Тамара Георгиевна Галичина, узнав о нашей беде, подняла все село. А там подключились ветеранские организации других сел, коллективы соцзащиты, почты, электросвязи. Да что там говорить - весь деревенский мир. Собранных денег хватило и на операцию, и на поездку, и на лекарства. А ведь люди от своей семьи кусок оторвали, чтобы дочке моей помочь. И теперь ее здоровьем постоянно интересуются.

ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ
Сергей Филоненко, р.п. Новая Анна:
- Чаще всего благотворительную помощь своим деревням и станицам оказывают у нас бывшие сельчане, осевшие в городах. Конечно, если имеют на это средства. Выходцы из казачьих станиц любят жертвовать на устроение церквей и на школы, где они учились, - дарят компьютеры, спортинвентарь. В последнее время финансируют общественные казачьи объединения. Это особое дело - солидарность казаков. Хорошо, что она возрождается в разных формах. А то ведь, по правде сказать, народ у нас разобщенный, не всегда руку протянет даже родственнику, не то что чужому…
Есть и другая сторона: часто крестьяне благодеяния со стороны преуспевших земляков воспринимают настороженно, а то и холодно. Почему? Да потому, я думаю, что никакой благотворительностью не решить огромного груза проблем, накопившихся в селе. Нужны другие, кардинальные подходы. Люди это понимают и с раздражением смотрят на просто подношения…

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЙ
Татьяна Томашева, с. Дивное:
- Я работаю в редакции районной газеты. К нам постоянно от деревенских жителей приходят письма, в которых люди просят поблагодарить фермеров, предпринимателей за оказанную помощь. Судя по количеству писем, благотворителей не так уж и мало. Вот один пример. В нашем селе строили храм, из-за нехватки средств стройка растянулась на годы. Тогда наши предприниматели по доброй воле решили создать фонд помощи храму. Собирали деньги на это богоугодное дело, вели им строгий учет, чтобы все было открыто. Сегодня храм действует.

КЕМЕРОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Наталья Нестерова, с. Мундыбаш:
- Когда у нас активно началось расслоение на богатых и бедных? В 90-е годы. Почти 80 лет люди жили в насильственной уравниловке. Потом, что называется, дорвались. А дорвавшийся ни в чем меры не знает. Отсюда безобразные гулянья за границей наших даже не богатых, а просто тех, кто хоть при каких-то деньгах. Отель дрожит. Сама была свидетелем. Наши очень богатые в каких-нибудь Ниццах тоже пугают европейцев размахом банкетов.
Это все пройдет со временем. Когда мы опомнимся. А пока… Одна моя не так чтоб и богатая знакомая растеряла всех своих старых подруг, потому что ей показалось, что теперь, когда она при достатке, они ей не соответствуют - не то дарят на день рождения, не теми интересами живут. Потом достаток ее как пришел, так и ушел. Озлобленная и несчастная, рыдает в одиночестве. Кое-кто из наших общих знакомых злорадствует над ней. А мне жалко. Жизнь-то одна, другую никто не выдаст, а вся эта «эпоха перемен» проходит через человеческие души и судьбы.

Публикация подготовлена Н. Автамоновой, нашими читателями и нашими корреспондентами В. Булычевым, В. Мазиным, Г. Абрамовой, М. Гольдреером, С. Иващенко


Комментариев нет.