Борьба с алкоголизмом в регионах

Как Погодин одержал победу над "технарем"

В одном отдельно взятом районе смогли побороть повальное пьянство, поставить заслон продаже технического спирта. Удастся ли справиться с этой напастью в масштабах всей страны?

- Я когда пить бросил, поначалу на улицу выходить боялся! Собутыльники бывшие навстречу идут, издеваются: «Привет Сереге - язвеннику и трезвеннику, ха-ха!» Полдеревни надо мной ржало, пальцами показывали...

Потом, правда, перестали. Пока дружки за воротник закладывали, я на работу устроился, ремонт дома сделал, на машину накопил. Конечно, купил не бог весть что - «жигуль» подержанный, но у них-то и такой нету! Потом гляжу: один пить бросил, второй, третий...


Сергей Козлов, житель села Кириково, отличный механик, свою последнюю рюмку выпил почти два года назад. До этого «заливал» по-черному, собутыльники его бесчувственного домой приносили.

- Сергей, ты за ум возьмешься или нет? Помрешь ведь из-за этой отравы! Последний раз спрашиваю: будешь лечиться? 

С  этими словами пришел однажды к погибающему от «технаря» механику руководитель ООО «Возрождение» Михайлов. И не ушел, пока тот не пообещал: «Буду».

Когда несколько лет назад Михайлов взялся поднимать из руин бывший колхоз «Победа», главная проблема, говорит, была даже не в безденежье и разрушенном хозяйстве. Работать оказалось некому - чуть ли не все спились! И уговаривал, и штрафовал - все без толку! На два дня на работу выйдут - и опять в загул. Вот тогда и пришла Михайлову мысль о кодировании работников. Сейчас в «Возрождение» входит пять деревень: Шагирислам, Усковск, Раменское, Игнатово и само Кириково. Наниматься на работу к Михайлову приезжают и из соседних районов - Казачинского, Бирилюсского, Енисейского.

Новым труженикам предоставляются жилье, хорошая зарплата.

В «Возрождении» даже старик-сторож, дежурящий сутки через трое, получает 2 тысячи рублей. А у комбайнеров и вальщиков леса до 20 тысяч в месяц выходит. Условие руководитель ставит одно: не пить. Когда начинает Михайлов вспоминать то время повального пьянства, такое зло на него накатывает, что его тяжелый джип заносит на поворотах.

Мы едем в Кириково - село, где он родился, вырос, а сейчас начальствует. И где, как шутят кириковцы, благодарные сельчане ему когда-нибудь поставят памятник. Шутка ли: полдеревни от пьянства вылечил! К тому же на свои кровные деньги. Сначала деревня, привыкшая с утра до ночи хлестать «технарь», уперлась: не будем лечиться, и все! Первым добровольцем стал электрик предпенсионного возраста Дмитрич. Терять Дмитричу было уже нечего...

- Когда я привез его в Красноярск, врачи за голову схватились: ты, говорят, кого лечить надумал? У этого мужика печень уже отваливается, ему жизни осталось с полгода всего! - вспоминает Михайлов. - А я им: ничего не знаю! Лечите, делайте что хотите, но поставьте его на ноги, он электрик от Бога и мне на работе нужен...

В здоровье Дмитрича директор «Возрождения» вложил 15 тысяч своих собственных рублей. Вот уже два года прошло, как Дмитрич не притрагивается к спиртному и чуть ли не молится на своего спасителя. А потом пошло-поехало! Жены тех, кто пить бросил, перед остальными обновками хвастают.

Рассказывают, сколько их мужья денег заработали да что в дом купили. Так что тех, кто не хотел сам лечиться, их же собственные бабы запилили... Сейчас в «Возрождении» трудится больше ста человек: те, кто навсегда завязал, работают рядом с «употребляющими» в меру, по праздникам.

Кириковской лесопилкой руководит обрусевший армянин Эдик. Он говорит, что работать с русскими одно удовольствие. Когда они не пьют, конечно. Под твердой рукой Михайлова мужики пить стали меньше, а кто и совсем перестал. Но все равно до последнего времени приходилось руководителю «Возрождения» нелегко. Прежде всего потому, что в каждом сельмаге - дешевый спирт, по 25 рублей бутылка. И не запретишь его никак, потому что согласно официальным бумагам этот 90%-ный спирт числится как жидкость для чистки ванн. «Трояр» и «Мечта» - так называются эти препараты - продаются в секции бытовой химии. Еще «Максимка» есть - 5-литровая бутыль стеклоочистителя на спиртовой основе. А то, что от этого «спирта» сельчане целыми семьями отправлялись на тот свет, не волновало ни продавцов, ни владельцев торговых точек. Так что по-настоящему спиртоборцу Сергею Михайлову удалось добиться перелома только год с небольшим назад. Когда на пост главы Пировского района пришел его друг Александр Походин, бывший военный и непримиримый враг сельского алкоголизма.

- После избрания на новую должность я первым делом собрал всех владельцев торговых точек, - рассказывал Походин. - Так, говорю, уважаемые, я хочу жить и работать в этом районе долго. А теперь будем выяснять: как долго намерены жить и работать здесь вы?..

- Неужели так просто взял и убедил не продавать отраву?

Походин посмеивается: а как же, дескать, это долг каждого сознательного гражданина. Лукавит, конечно: в его руках были такие рычаги давления на торговцев, как СЭС, пожарная охрана, торговая инспекция... Власть-то в стране, слава Богу, еще никто не отменял, а властью надо уметь пользоваться в интересах народа. В результате через несколько дней «жидкость для чистки ванн» из магазинов района исчезла напрочь. - А как же домохозяйки? Им-то чем теперь ванны чистить? - спрашиваю у Походина.

- О, я вас умоляю! Да на все Пировское этих ванн от силы шесть штук наберется! У всех частные дома, бани...

Все эти жидкости исключительно для внутреннего употребления. Один умник умудрился их изготовить, другой умник - продавать. Им, этим умникам, прямая выгода. А народу и государству? До чего дошло: на шесть тракторов всего один трезвый тракторист, пришло время сеять, а на технику сажать некого! Два месяца назад Ваньку Петрова хоронили: пришел парень из армии, начал с друзьями возвращение отмечать. Доотмечался до могилы. Летом в День молодежи конкурс устроили: кто быстрее выпьет бутылку пива. Тьфу, позор!

Глава района ничего не имеет против рюмки хорошей водки в праздничный день. Но технический спирт, которым просто залили российские села, - это враг.

- А я человек прямой и решительный, этому меня армия научила. Нахожу цель - цель уничтожаю.

Главным пунктом его предвыборной программы была как раз борьба с продажей технического спирта в районе. И судя по тому, что выборы Походин выиграл с 20-процентным отрывом от соперника, избирателям его программа пришлась по душе. Александр Походин, когда узнал результаты выборов, сам удивился: «Русская деревня, неужели тебе наконец надоело пить?!.»

Добившись исчезновения «Мечты» и «Трояра» из ларьков и магазинов, руководитель района взялся за тех, кто торгует спиртом на дому. Местная газета «Заря» опубликовала телефон, по которому любой житель района может анонимно рассказать об известных ему нелегальных продавцах алкоголя-отравы.

Следующий шаг - Походин вызвал к себе участковых:

- Прошу все силы бросить на борьбу с торговцами спиртом! А я со своей стороны помогу чем смогу - деньгами, горючим... Особо отличившимся - премии из бюджета.

В итоге за два месяца закрылись почти все подпольные торговые точки - купить «технарь» в районе стало негде...

- У нас из-за этого такой конфуз недавно случился! - смеясь, рассказывает начальник милиции общественной безопасности подполковник Александр Иванов. - Одному местному алкашу приспичило выпить. Сунулся туда-сюда, а спирта-то и нет нигде. А на водку в магазине денег не хватило. У парня белая горячка началась, стриптиз на улице устроил. Пришлось нам на «скорой» его в больницу везти. Ничего, конечно, в этой истории нет хорошего. Но все лучше, чем в одиночку умирать от «технаря».

Сейчас в районной больнице на учете стоят 120 хронических алкоголиков: многих за последние годы пьянство уже отправило на тот свет. Патологоанатомы, люди, как вы понимаете, много повидавшие, и те с содроганием вспоминают жертв «технаря». Вот одно из медзаключений: «...невозможно установить истинную причину смерти в связи с гнилостными изменениями всего организма». Сгнил человек еще при жизни.

У другого, которого «Трояр» сгубил в 42 года, патологоанатомы обнаружили распадающиеся, полностью разрушенные мозг и печень.В районной милиции говорят, что впервые за долгие годы вздохнули спокойно: число преступлений, совершенных на почве алкоголизма, стало падать. Что творилось раньше, когда люди накачивались «технарем», вспомнить страшно.

У директора районной школы дзюдо и самбо Альберта Сайфутдинова свой счет к тому времени:

- Я Сашу Походина на руках готов носить, он ведь первым делом летний спортивный лагерь для моих ребятишек восстановил. Я и не думал, что ту рухлядь, что у нас была, заново отстроить можно. Она же незнамо сколько лет разрушенная стояла... При Саше о нашем районе заговорили наконец. А то звонишь в краевую федерацию спорта: «Здрасьте, я из Пировского района!» «Из какого-какого?» - переспрашивают.

Галина Абрамкина медленно водит пальцем по длинному столбцу фамилий и адресов, выясняет, в какие дома ей сегодня нести пенсии. Она работает почтальоном второй месяц. Устроилась, когда бросила пить. А женщин, как известно, алкоголь не щадит особенно.

- И что со мной такое было? Ведь неделями не просыхала. И на кой черт мне этот спирт был нужен? - спрашивает саму себя горестно-изумленно.

«Трояр» отобрал у Галины все: из-за него «сгорел» муж, потом по пьянке она спалила собственный дом, и наконец, органы опеки и попечительства лишили женщину родительских прав - сына Рената отдали бабушке с дедушкой. К услугам врачей Галина не обращалась. Просто проснулась однажды утром и поняла: все! Свою роль сыграло, наверное, и то, что спирт исчез из продажи. Нет провокатора - нет и провокации.

Для многих пьющих и этого достаточно, чтобы опомниться. Но есть в районе и те, кто затаил на нового главу жгучую обиду. Например, жители деревни Игнатово - она вместе с четырьмя другими входит в ООО «Возрождение». Сельчан здесь осталось всего ничего - полсотни человек. Еще около десятка умерло в этом году, «сгорев» от спирта. Например, из дома Антоновых один за другим вынесли три гроба: мужа, жены и сына. Причина та же: «Трояр».

Но прекращать пить здесь не хотят, несмотря на то что в местном магазине теперь продается только пиво. Продавщица Таня говорит, что раскупается оно плохо. Игнатовцы по привычке заходят, спрашивают «Трояр». Но жидкостями для чистки ванн здесь теперь не торгуют, боясь гнева Походина:

- Жидкость-то у нас влет уходила, ящиками. А сейчас народ трезвый и злой. Сколько раз к нам Михайлов, директор «Возрождения», приезжал! И уговаривал мужиков, и матерился, и помощь свою предлагал... Бесполезно! Скоро от нашей деревни ничего не останется, все вымрут.

А ведь картина страшная, как в мистическом триллере: целая деревня, перешедшая ту черту, за которой уже нет возвращения к жизни...

- Не понимаю, почему в других районах со спиртоторговлей не борются? - удивляется глава Пировского района. - Не так уж это и сложно, если захотеть по-настоящему... У меня сейчас другая задумка появилась: хочу, чтобы районная администрация получила право сама решать, кому из магазинов можно дать лицензию на торговлю водкой - нормальной, хорошей водкой, которую в праздник выпить приятно. Если я «технарь» вывел, это не значит, что у меня весь район в абсолютных трезвенниках теперь ходить будет. Да и не получится такого - мы, в конце концов, в России живем...

На обратном пути, проезжая через Казачинский район, мы остановились у первого попавшегося продмага.

- «Трояр» есть?

- Да, 25 рублей бутылка, платите в кассу... - равнодушно ответила продавщица.

Комментариев нет.