Фермерство и фермерское хозяйство

Где он, тот энтузиазм, с которым начиналось в стране фермерское движение? Казалось, дай только крестьянам землю, свободу действий, и они, наконец, накормят страну. Не получилось. Более того: ныне зарастает сорняком свыше 40 миллионов гектаров пашни, поголовье коров за годы реформ сократилось в два раза, 44 процента селян живут за чертой бедности. Это все официальная статистика.

Так есть ли фермеры в стране? Есть и немало.
Существует и организация, представляющая их интересы, - Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР). В ноябре она проводит свой съезд. А накануне мы встретились с председателем совета АККОР фермером из Саратовской области Вячеславом Телегиным.


- Вячеслав Владимирович, относительно фермерства в обществе существуют противоположные воззрения. Одни считают, что фермерство в России не состоялось, фермеры не в состоянии конкурировать с крупными хозяйствами - бывшими колхозами и совхозами. Мало того, в личных подсобных хозяйствах производится значительно больше сельхозпродукции, чем в фермерских. Другие, напротив, утверждают, что за фермерами будущее, что уже сегодня "социалка" российской деревни - школы, больницы, клубы - держится на фермерах. Как вы сами оцениваете состояние фермерского движения в стране?

- Пусть созданием мифов занимаются литераторы, а мы обратимся к цифрам. Реальность такова, что именно малый и средний бизнес ныне является определяющим в производстве отечественной сельскохозяйственной продукции. Удельный вес его в общем объеме составил в минувшем году 63%, а во многих регионах и, в частности, у нас в Саратовской области значительно превысил этот показатель. При том что в стране существуют и мощные агрохолдинги, и огромные коллективные хозяйства, по-моему, ясно, кто делает погоду. Но самое главное, малый и средний бизнес имеет постоянную тенденцию к росту. Производство валовой продукции фермерами за последние четыре года выросло в 2,5 раза. При этом эффективность использования одного гектара сельскохозяйственных угодий в два раза выше, чем у других сельхозпредприятий. Вот и судите: состоялся российский фермер или нет? Другое дело, что при разумной государственной поддержке добиться можно было бы и большего. Вспомним, как начиналась реформа Столыпина. Крестьянин получал не только надел, но и бревна на строительство дома и хлева, семенной кредит, небольшой денежный кредит. Наши же фермеры в основном заводили дело с нуля да еще и нередко при сопротивлении местных властей. А сколько было всякого рода реорганизаций, изменений законов и правил игры! Выстояли, выжили, развиваемся. Разве это не результат? Убежден, что Россия в перспективе станет именно фермерской./

- Немалая доля в тех цифрах, которые вы приводили, принадлежит личным подсобным хозяйствам крестьян...

- А мы и рассматриваем личное подворье как малое фермерское хозяйство, базирующееся на частной собственности и семейном труде. Существует лишь один принципиально не решенный государством вопрос - объем доходов, как денежная граница между товарной фермой и натуральным подсобным хозяйством. В любом случае, ЛПХ - это резерв будущих фермерских хозяйств, и АККОР стремится последовательно отстаивать интересы крестьянских подворий. Ну а что касается "социалки" - тут все просто. Деревня для фермера не просто место работы, но и место жительства, малая родина. Его дети ходят в местные школу, клуб, библиотеку, значит, он кровно заинтересован в их сохранении и развитии. Да и не такие это люди, чтобы сидеть на мешке с деньгами. У нас в Краснокутском районе Саратовской области фермеры помогают строить дороги, реставрировать церкви, содержать школы и больницы. Знаю, что таких примеров немало.

- Крестьянина, на мой взгляд, в первую очередь заботят две проблемы: где взять денег для покупки горючего, техники, семян и т.п. и как продать выращенное? Банки ни с фермерами, ни тем более с однодворцами практически не работают. Существует союз сельских кредитных кооперативов, но он погоды не делает, да и проценты там кусаются. Есть кое-где общества взаимного кредита, похожие скорее на кассы взаимопомощи. Закон о сельской кредитной кооперации увяз в Думе. Может ли здесь свое слово сказать АККОР?

- Не только может, но и обязана. Роль и значение сельскохозяйственной потребительской кооперации со временем будет только возрастать. Ведь именно через кооперативы мелкие сельхозтоваропроизводители получают возможность использовать преимущества крупных предприятий, быть конкурентоспособными на рынке. Знаю об этом не понаслышке, поскольку сам являюсь председателем сельскохозяйственного потребительского снабженческо-сбытового кооператива "Союз" Краснокутского района Саратовской области. Было время, когда сельхозпроизводители при реализации зерна через элеваторы в среднем теряли до 15-20% денежной выручки. Такие вот грабительские услуги. А сейчас фермер, который состоит в нашем кооперативе, платит за все про все лишь 1% от объема реализации. Сами же эти объемы за шесть лет деятельности ПССК "Союз" выросли с 1,5 тысячи до 40 тысяч тонн зерна. Если вначале мы оказывали услуг на 3 миллиона рублей, то теперь на все 100 миллионов. Вот она, сила кооперации! И таких примеров немало по всей России. Только за последние пять лет в стране создано более тысячи потребительских кооперативов различного профиля. Значит, есть в них острая потребность, и она осознается. Слава Богу, кажется, и власть стала обращать внимание на эти процессы. Президент, определяя приоритетные направления развития, назвал и необходимость содействовать укреплению кооперативного движения на селе. Да и в целом, как известно, в федеральном бюджете в следующем году на поддержку сельского хозяйства выделяется на 60% средств больше, чем в предыдущем году. Это не может не радовать.

- Вы оптимист, Вячеслав Владимирович, деньги-то на самом деле не такие и великие - чуть больше одного процента федерального бюджета. Страны Евросоюза на поддержку сельского хозяйства тратят куда больше. И как с ними конкурировать? Про цены на горючее я уж молчу...

- А мы не молчим. Наша организация - серьезная политическая сила, и власть должна это осознавать. Крестьянскому терпению тоже есть предел. Государство, по сути, устранилось от регулирования межотраслевых диспропорций, отдав село во власть естественных монополий. Хотя на Западе такие регуляторы - и экономические, и административные - существуют. Дело ведь не только в том, чтобы как-то компенсировать рост цен на нефтепродукты. Все гораздо серьезнее. Сама эта немощь правительства говорит о том, что в стране не сформирована долговременная и ясная агропродовольственная политика. Результат известен: с 2000 года импорт продовольствия увеличился в 1,8 раза. В прошлом году Россия закупила чужих продуктов более чем на 10 миллиардов долларов. Так что сегодня мы с вами помогаем не своему, а западному фермеру. Он, правда, и так не обижен. Недавно президент США объявил о новых финансовых вливаниях в сельское хозяйство. Речь идет о сумме свыше 100 миллиардов долларов. Ну а в России до последнего времени, к сожалению, проводилась по сути антикрестьянская политика. Убежден, что с этим связаны все наши беды: и демографический кризис, и бесперспективность, невостребованность крестьянского труда, и рост пьянства, преступности, смертности. АККОР - не политическая организация. Но мы понимаем, что только экономическими методами накопившиеся на селе проблемы не решить. Будем отстаивать интересы крестьянства совместно с Аграрной партией России. Это наш стратегический партнер.

- Принято уже немало законов, регулирующих отношения в агропромышленном производстве, в том числе Земельный кодекс, Закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве. Работать вам стало легче?

- К сожалению, и неразберихи, и белых пятен в правовом поле хватает. Это нередко заставляет фермеров вести не то что двойную, а даже тройную бухгалтерию, вместо того чтобы заниматься производством. Взять тот же единый сельхозналог. Вроде бы хорошее дело. В Лысогорском районе Саратовской области, где 84% земли принадлежит фермерам, после введения этого налога платежи в бюджет за три года выросли в 11 раз! И все довольны, потому что правила игры прозрачны и понятны. Но вот в самом законе есть подводные камни. Из него выведен налог на добавленную стоимость (НДС), и в результате те, кто закупает у фермеров продукцию, требуют либо снижать цену на сумму того же НДС, либо просто не хотят иметь дело с крестьянами, работающими по единому сельхозналогу. Подобных "тонкостей", осложняющих нашу жизнь, немало. Многие законы, связанные с аграрным производством, нуждаются в корректировке. Такие предложения у нас есть, будем работать с Государственной думой, с правительством.

- Насколько я знаю, сегодня немало проблем и в самой ассоциации...

- Наша организация учреждена еще в советское время - 20 октября 1990 года. За последние годы произошла смена общественно-политического строя в стране, радикально поменялись законодательство и все условия жизни. Серьезной ошибкой было то, что долгое время мы не ставили задачу глубокого осмысления ситуации и поиска места АККОР в новой системе общественных и политических организаций. Дальше с этим мириться нельзя. Предстоит перейти от стратегии выживания к стратегии роста и развития. А это требует уточнения целей, задач, современных подходов к решению проблем, в конце концов, иной структуры самой ассоциации. Именно поэтому нами разработана новая программа развития и новая редакция Устава АККОР. Все эти вопросы предстоит обсудить на предстоящем съезде. Цель - сделать АККОР мощным защитником, лоббистом интересов малого и среднего сельскохозяйственного бизнеса во властных структурах.

Комментариев нет.