История гимназий в России или как учились сто лет назад

Мало кто знает, что проект закона о введении всеобщего среднего образования в Российской империи был внесен на рассмотрение в Государственную думу еще в 1906 году. Правда, решения принято не было, но то, что отечественная дореволюционная система образования была не самой худшей в Европе, - факт бесспорный.

Помимо среднего звена (реальных училищ и классических гимназий) существовала еще и развитая сеть начального образования - народные училища, начальные и церковно-приходские школы, обучение в которых длилось от одного года до четырех лет. Чаще всего такие учебные заведения существовали на средства городской (земской) казны или церковных приходов, но почти всегда - с участием частного капитала. Причем жертвователями, учреждавшими сами школы и стипендии для их учеников, были не только люди очень состоятельные. Так, например, в 1880 году крестьянин Олонецкой губернии Константин Кузнецов пожертвовал триста рублей для учреждения стипендии в честь 25-летия царствования Александра II в народном училище своего родного села. А в 1871 году новороссийский дворник по фамилии Чепурницкий жертвует сбережения всей своей жизни - шестьсот рублей (немалая по тем временам сумма) - на народную школу в своем родном селе (300 рублей) и нужды Новороссийского университета (еще 300 рублей).

Что же касается российского купечества, то многие его представители жертвовали крупные суммы на самые разные образовательные нужды. Это и братья Бахрушины, учредившие в Москве не одно начальное и ремесленное училище для мальчиков и рукодельную школу для девочек. И братья Третьяковы, жертвовавшие на Арнольдо-Третьяковское училище для глухонемых мальчиков, где тех обучали по специальной методике грамоте, а затем - умению плести корзины. И Николай Васильевич Рукавишников, открывший приют со школой и мастерскими для малолетних преступников. И наконец, московский "скупердяй" (не всем просителям давал деньги!) Гавриил Солодовников, почти все свое 20-миллионное состояние завещавший на благотворительные нужды, в частности на женское образование в России. Российские купцы зачастую составляли и попечительские советы гимназий - средних учебных заведений. Обучение в них было платным. Но от платы старались освобождать отличников, учительских детей, а также детей бедных родителей.

В начале ХХ века по всей России действовали "Общества вспомоществования недостаточным ученикам". Причем безвозмездное обучение возможно было не только в казенных, но и в частных гимназиях. Лучшей частной мужской гимназией в Москве долгое время считалось учебное заведение Франца Креймана. В начале ХХ столетия в Староконюшенном переулке открыла свои двери и отвоевала звание лучшей гимназия имени супругов Медведниковых. Каждый гимназист гордился именно своим учебным заведением и старался ни при каких обстоятельствах не посрамить его. Слова о "чести мундира", пусть даже гимназического, не были пустыми. В присутственных местах гимназисты обязаны были появляться в форменных мундирах и фуражках. В холодное время - в форменных же шинелях. На бляхе ремня, а также на околыше фуражки значились номер гимназии и заглавная буква названия города, причем на фуражке цифра и буква помещались между двух посеребренных лавровых листьев со скрещенными ветвями. Номера имели и частные гимназии. Независимо же от того, частной или казенной была гимназия, она давала классическое образование: в ней обучали одному или двум мертвым языкам (обязательно - латыни, факультативно - древнегреческому). Из новых языков изучались непременно французский и факультативно - немецкий.

Были гимназии и с двумя обязательными новыми языками. В женских гимназиях древние языки изучались только факультативно, и лишь в частной московской гимназии Софьи Николаевны Фишер, открывшейся в 1872 году, юные барышни изучали в обязательном порядке и латынь, и древнегреческий. Зато большинству гимназисток преподавали такой предмет, как рукоделие. Женская гимназическая форма (как и в упрощенном виде мужская) была впоследствии заимствована советской школой и многим знакома. Это длинное темное платье (цвет его мог варьироваться в зависимости от гимназии) с фартуком: черным - для повседневной носки, и белым - для торжественных дней.

Устав женских гимназий призывал к строгостине только в отношении внешнего вида. Так, например, Мария Федоровна Калайдович, руководившая одной из частных гимназий в Москве, запрещала своим барышням "присутствовать в числе публики в зале судебных заседаний, а также посещать маскарады и клубы". Кстати, при обсуждении учеников на педсовете говорилось не только об их успеваемости, но и о соблюдении ими правил "доброй нравственности". "Грубость несносна в обращении", "Умеренность и скромность - доказательства истинного образования", "Обширные познания не могут быть полезны человеку без христианских добродетелей" - это темы сочинений, которые писали российские гимназисты сто лет назад.

Комментариев нет.