Террористы в Беслане

Это - война

Плачь, Родина, плачь. У тебя отняли детей. Еще не знавших иной любви, кроме родительской. Иных печалей, кроме ссадин на коленках и двоек в дневнике. Не имевших ничего, кроме будущего. Ни в чем не виноватых. Беззащитных перед лицом ненависти. Нет слов, чтобы выразить нашу скорбь и нашу боль. Мы не забудем. И не простим... Войну с детьми и женщинами развязали подонки, захватившие школу № 1 Северо-Осетинского города Беслана. Утопившие город в крови. Посягнувшие на будущее России. На этих выродках - кровь невинных.

И на тех, кто их послал на преступление. И на тех, кто их вырастил. Некоторые западные газеты цинично писали в начале сентября, что террористов можно понять, что в трагедии, где, виноваты неверная политика, да ошибки власти, да несовершенства российских спецслужб... Читать это омерзительно. В убийстве виноват убийца, и он должен ответить за содеянное им зло. Убийца детей должен понести наказание, которое страшнее смерти. Достойная кара - проклятие своего народа. И поэтому нужно, чтобы имена нелюдей узнал каждый россиянин.

Страшная трагедия в Беслане на время затмила собой все другие террористические акты, произошедшие в нашей стране. Потрясение столь велико, что общество, кажется, пересекло некий незримый порог: предыдущие злодеяния бандитов воспринимаются теперь чуть ли как события местного значения. Однако нам ни в коем случае нельзя впадать в заблуждение такого рода.

Все теракты, начиная с Буденновска - это трагические эпизоды одной огромной и страшной войны, которую ведет с нами абсолютное зло. Но масштаб трагедии в Беслане таков, что уже невозможно не признать: мы подошли к критическому рубежу, на котором решается судьба России.

Десять дней, которые потрясли власть

24 августа 2004 года в Москве на Каширском шоссе (по пути к аэропорту Домодедово) на автобусной остановке взорвалась бомба, начиненная болтами и гайками. Четвертая по счету за месяц - в конце июля произошло два взрыва на остановках транспорта в Воронеже, в начале августа - в Моздоке (Северная Осетия). Ночью после взрыва на Каширке одновременно разбились два самолета, вылетевшие из Домодедова в Волгоград и Сочи. Казалось бы, такая последовательность событий и характер взрыва заставляют предположить: произошел очередной террористический акт. Однако прокуратура возбудила по факту взрыва на остановке дело по статье "хулиганство". Коллеги-журналисты, вынужденные с телеэкранов вещать через запятую про авиакатастрофы, бомбу, начиненную болтами-гайками, и хулиганство выглядели совершенно неубедительно.

В первый момент показалось, что государство, хоть и относится к нам, как к стаду баранов, готовых прожевать любую информационную туфту, все же бережет наши нервы и лишний раз пугать не хочет.

Однако чуть позже появилось ощущение, что версия хулиганских взрывов и синхронных ошибок пилотов рассчитана не на широкие народные массы, а на отдельных представителей власти, причем достаточно высокопоставленных для того, чтобы их гнева опасались и прокурор, и директор телеканала. Потому что у простого народа к этому моменту уже никаких иллюзий относительно уровня безопасности жизни в России не было. Как показал опрос, проведенный фондом "Общественное мнение" незадолго до последних трагических событий, 63 процента граждан России опасались стать жертвами террористов, и лишь 35 процентов были убеждены, что власти делают все возможное для их предотвращения.

По данным "Аналитического центра Юрия Левады" 91 процент опрошенных считали, что в ближайшем будущем в России следует ждать новых атак экстремистов. То есть общество как раз абсолютно реально представляло и представляет себе угрозы, исходящие от террористов. И сложилось впечатление, что вся эта недостойная и очевидная ложь на фоне раненых и убитых нужна представителям нижних этажей государственной власти единственно для того, чтобы оттянуть гнев и раздражение верхних этажей.

А потом были взрыв на Рижской и захват заложников в Беслане. В таком контексте недавние попытки выдать террористический акт за хулиганство уже выглядят не просто пошлой дезинформацией, а натуральным преступлением. Вместо того, чтобы предупредить, мобилизовать страну, государственная машина несколько дней трудилась на благо спасения чьих-то иллюзий, а возможно - и для спасения репутации тех, кто должен обеспечивать безопасность граждан.

Кстати, и в Беслане официальные лица поначалу что-то врали на всю страну про 350 заложников, отлично зная при этом, что их никак не может быть меньше тысячи. И только вселенский ужас происходящего заставил их, наконец, прекратить производить впечатление, защищать честь мундира, и задуматься о существе дела. Кстати, по данным "Независимого аналитического центра" 54 процента опрошенных назвали основной причиной того, что террористам удается осуществлять свои планы коррумпированность спецслужб, а 24 процента считают, что никто ничего не делает, а только имитирует деятельность... Ровно через 10 дней после взрыва на Каширке, 4 сентября 2004 года президент Российской Федерации Владимир Путин, обращаясь к народу сказал: "... самое главное - это мобилизация нации перед общей опасностью". Но разве десятью днями раньше ЭТО еще не было очевидно?

Или понадобилась кровь сотен бесланских детей, чтобы осознать, что мы имеем дело с "тотальной, жестокой и полномасштабной войной"? Но еще 9 лет назад, 14 июня 1995 года, тот же Басаев захватил больницу в Буденновске, и в результате 129 человек погибли, а 415 были ранены. Разве все это еще не "вызов всей России. Всему нашему народу"? Но 9 января 1996 года Радуев с бандой в 500 человек захватил в Кизляре роддом и еще несколько зданий, взял в заложники около 3 тысяч человек. Разве это, а также вторжение в Дагестан в 1999 году еще не "нападение на нашу страну"? Но с августа 1999 года в России произошло около пятидесяти терактов, в том числе взрывы жилых домов, электричек, демонстраций, трагедия "Норд-Оста", уничтожение в Грозном государственных деятелей на 9 мая и нападение на Ингушетию в ночь на 22 июня.

Разве все это еще не полномасштабная война? А лишь "контртеррористическая операция"? Президенту Путину делает честь то, что в своем обращении он признал: "...мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом. Во всяком случае, не смогли на них адекватно среагировать". Но сама ситуация выглядит кошмарно: страна 10 лет участвует в войне, общество в этом не сомневается, а власть только теперь демонстрирует готовность проявить понимание и адекватно среагировать. Ну, что ж, лучше поздно, чем никогда.

Дела у прокурора?

О предстоящих задачах президент в обращении к народу сказал буквально следующее: "Первое. В ближайшее время будет подготовлен комплекс мер, направленных на укрепление единства страны. Второе. Считаю необходимым создать новую систему взаимодействия сил и средств, осуществляющих контроль за ситуацией на северном Кавказе. Третье. Необходимо создать эффективную антикризисную систему управления - включая принципиально новые подходы к деятельности правоохранительных органов". Признаюсь: я не понял, что собирается делать власть для того, чтобы защитить народ от нападений террористов. Полагаю, и большая часть общества.

А ведь нашего президента не заподозришь в неумении ясно мыслить и ясно излагать. Весь текст обращения четок и прозрачен, а вот одно лишь место, где речь идет о предстоящих делах, совершенно невнятно с точки зрения обывателя. Объяснение могу предложить одно: эта часть обращения адресована только посвященным. Возможно, тем самым обитателям нижних этажей государственной власти, которые так позорно преуспели во вранье. Они-то, наверное, поняли, что имел в виду президент. А мы-то - нет. 

Конечно, президент России не должен сообщать всем, и в том числе террористам о своих планах в деталях. Однако общество имеет право знать как минимум о направлении действия. Владимир Путин утверждает: "наиболее эффективный отпор террористы получают именно там, где сталкиваются не только с мощью государства, но и с организованным, сплоченным гражданским обществом". С этим невозможно спорить. Но общество, с которым власть не желает делиться информацией, слепо и глухо, и по определению не может быть организованным и сплоченным. Если, конечно, дело происходит не в казарме...

Корень зла

Впрочем, о некоторых делах можно судить уже сегодня. За головы Басаева и Масхадова назначена премия в 10 миллионов долларов. Стало быть, через 9 лет после Буденновска руководители спецслужб признали, что, во-первых, конкретное зло нужно искоренять любой ценой, а, во-вторых, что вверенные им ведомства не в состоянии самостоятельно поймать террористов на территории маленькой Чечни ни за такой период времени, ни за такие деньги. Ну что ж, по крайней мере честно. И если с помощью 10 лимонов зеленых удастся вытащить зверя из берлоги и уничтожить, это будет справедливым возмездием. Хотя, скорее всего, и не решит проблемы терроризма в России.

По данным упомянутого уже "Независимого аналитического центра", 43 процента опрошенных считают, что террористический "штаб" находится в зарубежных мусульманских странах, треть граждан указывают на Москву, и лишь 8 процентов полагают, что главные террористы находятся на территории Чечни. Президент точно называет врага: "Мы имеем дело с прямой интервенцией международного террора против России". А это значит, что, даже когда Басаев будет уничтожен, теракты не прекратятся. Однако совершенно очевидно, что воротами для "международной интервенции" является Чечня. Так или иначе практически все теракты в нашей стране связаны с деятельностью чеченских боевиков, и захват школы в Беслане был осуществлен зверьми, пришедшими с территории Чеченской Республики (интернациональный состав банды не должен никого вводить в заблуждение).

И, значит, эти ворота нужно захлопнуть, чтобы не пускать террористов в Россию и не позволить через них втянуть нашу страну в новую мировую бойню. 
Как это сделать, должна знать власть. Во всяком случае, раненые боевики не должны отдыхать в санаториях в центре России, деньги, заработанные на торговле российскими полезными ископаемыми, не должны поступать в казну боевиков, оружие российской армии не должно оказываться у них в руках, и они не должны свободно пересекать границы России с зарубежными странами.

Общество вправе требовать от государства решения этих задач. Плачь, Родина, плачь. Ведь звери, утопившие в крови будущее Беслана, как ни страшно это признавать, тоже твои дети. Они - из поколения тридцатилетних, значит, учились в наших школах и пели наши песни...Что же с тобой случилось, если ты воспитала и таких выродков? И те, кто привез в Чечню Дудаева, и те, кто бросил там на военных складах горы оружия, и те, кто гнал туда тюменскую нефть под госзаказ, не получая ни капли бензина взамен, и те, кто безответственно развязал террористическую войну - это тоже твои дети. И те, кто за деньги помогает бандитам совершать злодеяния - тоже твои. 

Плачь, Родина. Не смотря ни на что - ты у нас одна. Единственная. И люди - такие, какие есть. И спецслужбы, и армия - наши. И президента мы избрали всем народом. И шанс у нас один на всех - победить зло внутри себя, стать обществом, а не стадом, заставить государство работать на страну, а не на себя. И другого не дано.

Комментариев нет.