Личное подсобное хозяйство. Миллионеры

Семья Нины Буковой из пензенского села Потодеево вырастила на своем подворье и реализовала продукции почти на миллион рублей.

Их чествовали, как героев, на сцене Пензенского областного драматического театра. Никогда в прежние времена официальной идеологией они не признавались людьми выдающимися, воплощающими собой характерные черты эпохи. Антигероями - да, их делали, а героями - никогда.
В разные годы и называли-то по-разному. Крестьянами-однодворцами. Кулаками. Теперь вот владельцами личных подсобных хозяйств. А проще-то говоря, это настоящие крестьяне. От земли, от сохи, кость и соль русской деревни, невесть как сохранившиеся, выжившие в лихую годину разорения да еще и пытающиеся, как атланты, удержать на своих плечах рушащееся здание отечественного продовольственного рынка.

Лучшим среди лучших личных подсобных хозяйств Пензенской области было названо хозяйство Нины Михайловны Буковой, жительницы села с характерным названием Потодеево (все здесь сделано собственным потом) Наровчатского района. В прошлом году в хозяйстве было выращено, произведено и продано 18,5 тонны молока, 1250 килограммов мяса, 18 тонн картофеля, 20 - моркови, 10 - лука, 5 - лука-севка и одна тонна свеклы. И все это вдвоем с мужем Александром Алексеевичем. Летом дети помогали, они - и сын Александр, и дочь Ольга - студенты, зимой в аудиториях, а летом на огороде. Нет, были на том областном празднике и другие, кто надоил больше молока или вырастил больше картошки. Но такого дохода не получил никто.

В тот день Нина Михайловна увезла с собой не только добрые слова, высказанные областными начальниками в ее адрес, но и новенький бортовой уазик, которым ее наградил губернатор Пензенской области Василий Бочкарев. А в Пензе она оставила свой портрет, который занял отведенное ему место на главной площади города среди самых почетных жителей области. Это тоже примета времени. Никогда еще не случалось, чтобы портрет крестьянина-единоличника висел на областной Доске почета. ...Тот УАЗ стоит во дворе ее дома пока без номеров. До поры его берегут, как младшего ребенка в семье. Вся транспортная нагрузка лежит на видавшем виды стареньком ЗИЛе. Тот и в Москву дорогу знает, и в мордовских перекрестках ориентируется, как у себя дома, и до огорода навоз или с лугов сено довезти - довезет. Безотказный. Такие же работяги и два мотоблока. Холод ли, жара ли - знай себе в земле ковыряются. Другое дело "жигули", те видят хозяев не в рабочей спецовке, а в парадных одеждах. Привилегированный автомобиль, словом.

Так, наверное, думает Ричард, молодой ротвейлер, который, по его собачьему разумению, должен все это хозяйство стеречь, но пользуясь гуманностью хозяев, больше бегает в вольере, чем сидит на привязи. С мотоблоками и самосвалом ему неинтересно - железо, оно и есть железо. От скуки можно разве потявкать на кур да уток. Во дворе жуют свою вечную жвачку шесть быков. Но с ними играть опасно. Мотнет такой зверюга своей лобастой головой, только от рогов успей увернуться. Другое дело, когда с лугов приходят пять коров и две телочки. От них пахнет свежей травой и парным молоком. А от рук хозяев - то травой, то молоком, то землей, а то - о ужас! - луком, чесноком или, еще хуже, бензином.

Хозяева днями пропадают в поле. Это их служба, понимает Ричард. Как его служба - охранять подворье. И здесь собачье чутье пса не подводит. Семье Буковых главный доход дает огород. Как и всем остальным жителям села Потодеево. Наровчатский район, в который входит это село, издавна считался зажиточным. Жители его, где бы они ни работали, всегда занимались еще каким-либо ремеслом. Где-то катали валенки, где-то мастерили сита. Но большинство все-таки жили огородами. И торговали тем, что выращивали, тоже всегда, даже в те суровые времена, когда частная торговля не только не приветствовалась, а даже преследовалась. Поспела редиска, появились первые огурчики, взметнул к небу зеленые перья лучок - все, пора выходить на московскую трассу, нанимать вскладчину попутный порожний транспорт, и загрузив первый урожай, везти в Москву. А там, глядишь, ранняя картошка подошла, морковь прорядили, лук, чеснок поспели. В последние годы возник спрос на тыкву, в Москве в честь нее 30 октября даже праздник учредили, который так и назывался - день тыквы. Говорят, тыквенная каша для сердечников очень хороша. Что ж, стали сажать тыкву.

Правда, теперь на трассу выходят редкие жители. Те, кто еще не заработал себе на машину. Большинство свой урожай везет своим транспортом. И не пугает их ни дальняя дорога с гаишным беспределом, ни бандитские рынки столицы, потому что все эти страхи сильно преувеличивают те, кто хочет оправдать ими свое ничегонеделание. Нина Михайловна родилась здесь, в Потодеево. В огороде, как и все здешние дети, работала сызмальства, лет с тринадцати. Но тот огород не ровня нынешнему. Это сейчас у них два с половиной гектара земли, а у иных односельчан - и все десять. Сколько попросишь, столько власти и нарежут, лишь бы обрабатывали. А тогда, в советское время, выделят с грехом пополам 25-30 соток, и им рад-радешенек. Семья же была большая, десять человек. Считай, меньше, чем по три сотки на рот. Разве прокормят? Поэтому они с отцом частенько нанимались на поденные работы к тем, кто был побогаче. Пропалывали междурядья на чужих огородах. Платили по 30 копеек за метр. Так и жили. Была у Нины Михайловны возможность осесть в городе, где она училась в техникуме. Но умер отец, а мать одну оставить она не могла. Вот и вернулась. И все годы работала в колхозе. Диспетчером, бригадиром тракторной бригады, опять диспетчером и по совместительству поваром. Сейчас тоже работает. Директором сельского клуба.

- Смотрю, клуб на глазах разваливается. Пропадет ведь. Дай, думаю, возьмусь. Написали всем селом письмо в областную администрацию. Нам выделили деньги. Мебель купили, оборудование. Открыли культурно-оздоровительный центр. Восстановили хор, который здесь всегда был, но чуть тоже не рассыпался вместе с клубом. Глядишь, по вечерам-то опять запело село. На областном смотре второе место заняли, а наша солистка даже признана лучшей.
Но и участники хора, и солистка-лауреат, а за ней и продавцы сельповского и частных магазинов, и библиотекари, и учителя, и медики, даже работники местного филиала Сбербанка - все в свободное от работы и репетиций время на огородах. Без этого человек - не человек. Ну по крайней мере, не потодеевец. Нет, есть здесь, как и в любой другой деревне, такие, кто не сеет и не пашет. Человек шесть, наверное, насчитается. Но их деревня взяла на свое содержание. Надо на хлеб денег - дадут, и на опохмелку тоже. Это не гуманитарная акция, а трезвый крестьянский расчет. Чтоб не озоровали, не воровали. Берут их на поденные работы или в подпаски. А в сезон прополки или сбора урожая они даже нарасхват. Толку от них, правда, немного, но все при деле, и по сто пятьдесят рублей на хлеб и курево себе заработают. Надо на что-то еще - попросят, отработают, а чтобы без спроса - нет, такого еще не было.
Поэтому и уезжают люди на дальние рынки без опаски за свои дома и огороды.

- Помню, первый раз я загрузила ЗИЛ одной морковью, семь тонн - и в Москву, - вспоминает Нина Михайловна. - Стою торгую. Кто килограмм, кто два возьмет. Мама родная, что делать-то, на еду себе не наторговываю. Подходит один армянин. "Нина, знаешь, что скажу? Больше так не езди. Всегда бери все разное. Картошки тонну, моркови, свеклы, еще чего-нибудь. А с одним товаром пропадешь". Это была хорошая школа. Так и стала брать. И все подбирают. Торгуют на рынках или в городских дворах. Ночуют на квартирах, местные бабульки сами приглашают. Тридцать рублей за ночь.

Личное подсобное хозяйство.
- Как услышу, где подороже, - бах! То в Саратов, то в Москву. - А от кого услышишь? - Ну есть у меня... Люди свои. Те, кто не может ездить на дальние рынки, сдают выращенное перекупщикам. Впрочем, если цена приемлемая, то часть продукции продают им и те, кто привык торговать сам. В прошлом году Букова вот так же сдала 5 тонн лука-севка - и голова не болит. - Губернатору нашему благодарность надо высказать, - просит Нина Михайловна.- А ему-то за что? - искренне удивляюсь я. - За то, что машину подарил? Честно говоря, администрация Пензенской области далеко не все возможное делает для поддержания личных подсобных хозяйств. Не поощряет дотациями крестьян (как это делают в других регионах), продавать мясо, молоко, овощи на местные перерабатывающие предприятия, с тем чтобы рубль частника работал на экономику региона. Не зазывает их торговать на местных рынках, чтобы удовлетворить прежде всего внутренние потребности населения области в овощах и фруктах.

И все-таки областная власть не оставляет личные подворья без поддержки. Выплачивает из бюджета по 800 рублей в месяц пастухам, пасущим личные стада, в которых должно быть не меньше 70 голов крупного рогатого скота (правда, пастухов-то нынче мало, пасут крестьяне свой скот в основном по очереди). Еще возвращает 30 процентов стоимости комбикормов, купленных по цене не выше 5 рублей за килограмм (но не все в деревне выращивают свиней, не всем требуется комбикорм). Субсидирует часть затрат по кредитным процентам. А вот это хорошо. За два последних года в Наровчатском районе было куплено крестьянами 70 мотоблоков. Агентство по развитию предпринимательства помогало им оформить кредиты в банке, а правительство области рефинансировало четыре пятых процентной ставки.

- Как за что? - удивляется в свою очередь Нина Михайловна. - Молоко на завод принимают. Каждый день в село молоковоз приходит. Не как раньше: подоишь корову-то, а молоко девать некуда. Телку или поросенку - бух! Зато по одной корове и держали. А сейчас в каждой семье минимум три, а то и по 5-6. Мясо - только позвони - приедут, возьмут.- А что больше дохода дает: огород или двор?- Идет страховка. А вдруг неурожай: дождь там или град, засуха все спалила, саранча пожрала. Со скотиной меньше риска. Но доход, конечно, больше идет с огорода. 

Но огород и времени требует больше. Вспашка, окучивание, прополка, колорадский жук, саранча, тля. Многое делается вручную, но много придумано и разных приспособлений: сеялки для моркови, рыхлители, окучники. У многих опять же мотоблоки... - Как в четыре утра встали, так до одиннадцати ночи и колготимся, - говорит Александр Алексеевич Буков.- Нет, клуб в час закрываем, - поправляет мужа Нина Михайловна. Зато когда дождь пойдет, слава тебе, Господи, отдыхаем. ...А живут Буковы справно. Газ в доме, горячая, холодная вода, ванна - все как в городе. Однокомнатную квартиру в Пензе купили, чтобы дети-студенты не мыкались по общагам да чужим углам. И все это нажито огородом. Городить его в Пензенской области смысл есть.

Комментариев нет.