ЛПХ: развивать или сворачивать?

Личное подсобное: развивать или сворачивать?

В лихие девяностые после развала и ликвидации колхозов личные подсобные и приусадебные хозяйства (ЛПХ) буквально спасли многих россиян от голода. Но времена меняются, и сегодня нередко можно услышать мнение: ЛПХ свое отжили и ставку необходимо делать только на крупные сельскохозяйственные предприятия. Правда, далеко не все разделяют эту точку зрения, считая, что потенциал крестьянских подворий не исчерпан и государство должно способствовать их развитию. Что же происходит сейчас с ЛПХ в российских регионах?

«Пряники» только для фермеров
Власти Кубани активно агитируют владельцев ЛПХ менять свой статус.

Краснодарский край считается одним из лидеров в развитии личных подсобных хозяйств в России. Здесь на протяжении нескольких лет действовала программа поддержки ЛПХ, на нее были выделены значительные средства, и это дало ощутимый результат. Тысячи крестьянских подворий, получив господдержку, стали не только кормить кубанцев, но и позволили многим стать зажиточными людьми, пополнив тот самый средний класс, о необходимости создания которого говорят политики, социологи и экономисты.

КубаньЭто, безусловно, положительное явление породило и новые проблемы. В частности, рост личных подворий одних селян стал раздражать других. Нет, не доходами, а запахами, грязью и прочими атрибутами животноводческих ферм. А некоторые ЛПХ превратились именно в фермы, где содержат сотни голов свиней или крупного рогатого скота. Начались конфликты, за ними последовали судебные иски, власти бросились принимать меры, порой весьма неуклюже. После того как в некоторых муниципальных образованиях ввели ограничения на размеры поголовья на частных подворьях, над многими семейными фермами нависла угроза разорения, под удар была поставлена наиболее активная и трудоспособная часть населения. Об этом мы писали на страницах «Сельской нови».

Найти выход из непростой ситуации помог, как ни странно, экономический кризис. Он серьезно опустошил краевой бюджет. На поддержку ЛПХ в былом объеме стало просто не хватать денег. Надо отдать должное кубанским властям, они не свернули полностью программу поддержки ЛПХ, но перегруппировали усилия и возможности. Отменили, например, дотации на молоко и мясо, которые составляли соответственно 2 и 7 рублей на килограмм, сохранив, однако, дотации на теплицы, правда слегка урезав их. При этом помощь индивидуальным предпринимателям-фермерам урезать не стали, тем самым зазывая владельцев ЛПХ в фермеры.

Как это происходит на практике, я наблюдал в Успенском районе.

Заместитель начальника районного сельхозуправления Наталья Корох так объясняет мотивы властей:

— Многим в пределах своего подворья уже тесно. А расширяться статус ЛПХ не позволяет. Не разрешает он и нанимать работников, хотя нелегально это делается уже давно. Это с одной стороны. А с другой — надо думать и о пополнении муниципальных бюджетов. Ведь владельцы личных подворий (в отличие от фермеров) от налогов освобождены. А мы помогаем дотациями тем, кто платит налоги. Согласитесь, нормальное партнерство.

Наталья Александровна показывает мне брошюру «Методические рекомендации по переходу личных подсобных хозяйств в иные формы хозяйствования». Здесь расписан каждый шаг на пути из простых крестьян в фермеры. Специалист по развитию малых форм хозяйствования Трехсельского поселения Светлана Ситник сегодня как раз и занимается этим — агитирует хозяев подворий переходить в фермеры.

— Я сама владею ЛПХ, — рассказывает Светлана Ивановна, когда-то попала под сокращение и два года была безработной. Купили коров через «Кубаньплемподдержку», сдавали молоко. За счет этого молока выучили детей. Сейчас все в нашей семье устроились на работу, ЛПХ стало лишь источником дополнительных доходов. Мы не видим необходимости расширяться, нас такой статус небольшого личного хозяйства вполне устраивает. И без дотаций тоже проживем. А тем, кто получает доход исключительно от своего подворья, кто планирует расширяться, мне кажется, идти в фермеры смысл есть. Это я и объясняю людям, помогаю оформить документы и зарегистрироваться.

Светлана Ивановна не скрывает, что по ее призыву в фермеры строем не пошли. Процесс туговато движется. Люди опасаются: власти заманят в предприниматели, а потом обложат таким налогом, «що очи повылазят»!

На основе методички Ситник разъясняет, какими будут налоги, как и где их платить. Есть несколько вариантов, которые могут выбрать начинающие предприниматели. Наиболее простой и популярный единый сельскохозяйственный налог. Он предусматривает ежегодные или поквартальные выплаты в размере шести процентов от чистого дохода.

Кстати, об опасениях. В прошлом году выплаты в Пенсионный фонд составляли лишь три тысячи. Четырехкратный рост дурной знак. Очи из орбит еще не лезут, но затылок чешется. Народ консервативен, уже не раз бит властями и государству не шибко доверяет. — Мы понимаем, что многие боятся бюрократической волокиты, им некогда и не хочется ходить по кабинетам, поэтому большинство хлопот по регистрации индивидуальных предпринимателей я беру на себя, говорит Светлана Ситник.

А что думают по этому поводу сами крестьяне? Едем в село Новоурупское в гости к семье Папуша, одной из первых оформившей фермерство.

— Ну и как, не разочаровались? — спрашиваю у хозяев. — Мы согласны платить налоги, — говорит Лидия Геннадиевна, — но бумаг боимся. В Успенку же за 30 километров не наездишься. Спасибо Светлане, что помогает, без нее нам было бы трудно.

Хлев для скотины у новоявленных фермеров прямо во дворе. Отделан сайдингом и вполне респектабельного вида. Ну а внутри — полный набор запахов скотного двора. Тут же стоит техника: трактор, культиватор, пресс для сена и телега. Жить рядом со всем этим мало кому приятно.

Став фермерами, Лидия Геннадиевна и Константин Константинович теперь могут строить или арендовать помещения за пределами двора и села.

— И все-таки вы действительно видите выгоду при переходе в фермеры или вам просто деваться некуда, загоняют добровольно-принудительно? продолжаю пытать хозяев.

— Выгода есть, — отвечает Константин Константинович. — Я подсчитал, что платя 6 процентов налога, имею 20 процентов помощи от государства, в итоге 14 процентов в мою пользу. Появилась возможность брать землю в аренду, чего не позволено ЛПХ. Кстати, нам уже предлагают пастбища, которые специально окультурили. Будем брать.

Подумав, Константин Константинович нашел еще один плюс перехода в фермеры. Ему идет шестой десяток, здоровья не прибавляется. Оставаясь в ЛПХ, где можно полагаться только на собственный труд, он лет через десять изработается и ему придется сворачивать дело. А в новом статусе наймет людей, будет платить им зарплату и контролировать работу. Словом, выбор сделан. И сделан осознанно.

Вторую часть материала, посвященную ограничениям на размер участков в Курской области, а также справку редакции читайте в журнале «Сельская новь» № 4, апрель 2011 г.

Комментариев нет.