Молочное животноводство в России

Рог без изобилия

Иностранцы не без оснований окрестили советскую экономику "дырявым ведром". К сожалению, это злое определение и сегодня вполне применимо к экономике молочного животноводства, хроническая убыточность и техническая отсталость которого давно стали притчей во языцех. По данным федерального Минсельхоза, в 2003 году рентабельность молочного животноводства составила в России 0,3% (для сравнения: в 1999 году - 15%). В то же время в Тюменской области этот показатель достигает 40%, а в Вологодской приближается к 13%. И все же, если бы не успешные в молочном отношении регионы, доходность отрасли измерялась бы показателем со знаком минус. Работа отечественных животноводческих хозяйств уже давно напоминает не бизнес, а борьбу за выживание - во многих случаях безнадежную. Чего стоит одно лишь сезонное снижение закупочных цен на молоко! Это явление для села в ряде случаев разорительно. Спрогнозировать, насколько упадут цены в период "большого молока" (самых высоких надоев), невозможно даже на полгода-год вперед. Причем в розничной сети расценки на молоко только растут: не важно, зима на дворе или лето.

Государство тоже не в состоянии гарантировать минимальную доходность молочного производства, сетуют животноводы. В экономических бедах они обвиняют и молокозаводы, закупающие сырое молоко для переработки, но не желающие давать за него "справедливую цену". А переработчики, со своей стороны, считают колебания цен неизбежным явлением. Вот что говорит исполнительный директор Молочного союза России Владимир Лабинов:- Производство молока у нас до сих пор носит сезонный характер.
С точки зрения эффективного бизнеса это анахронизм. Если летом у хозяйства возникает перепроизводство сырья, то это проблема хозяйства, а не переработчика. Если он приобретет сырья больше, чем нужно, то не сможет реализовать всю продукцию, ибо предложение превысит спрос.

Молоко на языке

В России падает не только рентабельность молочного животноводства, но и поголовье дойных коров. По информации Федеральной службы государственной статистики, на 1 апреля нынешнего года поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах составило 11 миллионов голов (на 5,8 процента меньше по сравнению с аналогичной датой предыдущего года). Как утверждает исполнительный директор Союза животноводов России Тенгиз Джапаридзе, "за последние 14 лет поголовье крупного рогатого скота в стране сократилось на 57 процентов, в том числе коров - на 49 процентов".
На первый взгляд, сброс поголовья действительно выглядит катастрофой. Тем не менее даже при нынешней численности коров их количество на 1 тысячу человек населения в России превышает 80 голов, а в благополучной Европе составляет всего 34-40 голов. То есть за рубежом успех животноводства достигается не числом, а качеством. Низкопродуктивных коров в тех же США выбраковывают. Руководство подмосковного ЗАО "Дмитровские молочные фермы", работающего по американским технологиям, считает это элементарным требованием рынка.

Ведь корова - это, по сути, "завод" по производству молока. Поэтому, когда две недели подряд буренка дает меньше 20 литров молока в день, "дмитровцы" отправляют ее на бойню. В противном случае снизятся надои, качество молока и бизнес перестанет быть рентабельным. У нас же беды животноводства списывают на спад поголовья, а сельхозпредприятия (даже убыточные) выполняют для крестьян не экономическую, а больше социальную роль. Ведь нередко фермой бывшего колхоза или совхоза живет чуть ли не все окрестное население, несущее из коровников корма, молоко и вообще все, что плохо лежит. Для селян это подчас единственный источник дохода.

Другое дело, что подобная практика не имеет ничего общего с нормальной экономикой. Насколько существующее поголовье продуктивно, задумываются далеко не все руководители хозяйств. Ведь в советское время животноводов ориентировали на выращивание не мясных либо молочных, а в основном смешанных мясомолочных пород. Из-за этого приходилось содержать большие стада, молочная продуктивность которых оставляла желать лучшего. Да и при производстве молока ориентировались главным образом не на качество и потребительский спрос, а на "планы по валу".

Между тем вал в последние годы снижается. Так, в первом квартале текущего года молока в стране произведено на 3,2 процента меньше, нежели за тот же период предыдущего. Т. Джапаридзе напоминает, что в прошлом году производство молока сократилось более чем на 200 тысяч тонн. В нынешнем году ожидается снижение еще на 400 тысяч тонн. И это при том, что в 2003 году надои на одну фуражную корову в России увеличились на 750 килограммов и составили порядка 3 тысяч килограммов.

А специалисты считают, что о рентабельности молочного бизнеса можно говорить лишь после достижения 5-6-тысячного уровня годовых надоев. Причину низких надоев они видят и в недостатке сбалансированных кормов. Ведь недаром говорится, что молоко у коровы на языке.- Есть хозяйства, в которых надо решить элементарную проблему - правильно кормить, - уверен Андрей Шпаковский, директор по маркетингу шведской компании DeLaval, занимающейся производством оборудования для молочных ферм. - Многие перекармливают, одновременно недокармливая: корма много, но энергетическая ценность его низкая. А нужно все просчитать, сбалансировать. С ним согласен начальник отдела минсельхозпрода Свердловской области Григорий Колчин. Он предлагает делать ставку на корма из бобовых трав как относительно недорогие и энергетически насыщенные.

В поисках справедливых цен

Есть мнение, что животноводство, как и земледелие, в российских условиях - дело рискованное по определению. - Цены на молоко в течение трех лет находятся практически на одном уровне. А энергоносители подорожали за это время примерно на 70 процентов, - поясняет Т. Джапаридзе. Мы северная страна, поэтому затраты на энергоносители в среднем втрое превышают аналогичные расходы зарубежных компаний. Не в последнюю очередь поэтому себестоимость российского молока на 20-30 процентов выше импортного. Но дело не только в затратах, а еще и в нерациональном использовании ресурсов, устаревшем оборудовании и технологиях. Например, производительность труда в российском животноводстве минимум вдвое ниже, чем в развитых западных странах. 60 процентов коров доят не в молокопроводы, а в переносные ведра.

Большинство молочных ферм в России построено 30-40 лет назад и спроектировано по разработкам середины прошлого века. Молочным хозяйствам мешает работать и диспропорция между реальной стоимостью сырого молока и закупочными ценами на него молокозаводов, полагает председатель территориального комитета аграрного профсоюза Ленинградской области Иван Брытов. По его расчетам, местные крестьяне, сдавая молоко на переработку, окупают не более 30 процентов затрат. - Диспаритет цен - только одна из причин, - добавляет Т. Джапаридзе. - Вторая - законодательная незащищенность. Сегодня налицо ценовой диктат торговли над переработчиком, переработчика - над сельхозпроизводителем. Еще одна недешевая для отрасли издержка - это налоги. И производители, и переработчики, и торговцы молоком облагаются НДС. Получается, налог трижды взимается за один продукт.В. Лабинов из Молочного союза России считает одной из причин больших издержек несоответствие надоев спросу: - Выгодно продавать молоко зимой, когда на внутреннем рынке сырьевой дефицит, а значит, более высокие цены.

Почему бы руководителю хозяйства не использовать такие технологии, чтобы зимой получать больше продукции, а летом - меньше? Однако в России, как и много лет назад, летом наблюдается перепроизводство, а зимой не хватает сырья. Нельзя назвать равноправными и взаимоотношения переработчиков с животноводами. - Если вас не устраивает закупочная политика компании, с которой вы работаете, - говорит директор "Росплемобъединения" Юрий Иванов, - то другой оператор с вами сотрудничать, возможно, не станет. Договоренность на этот счет между переработчиками, безусловно, существует. Представители переработки понимают, что молоко - быстропортящийся продукт. Если хозяйство не реализует его, то получит убытки. Некоторые сельхозпредприятия осваивают собственную переработку, выпуская не только молоко, но и молочные продукты. Однако делать это непросто. - Переработка переработке рознь, - объясняет директор племзавода "Барыбино" (Московская область) Давид Гулько. - Существует высокорентабельная продукция (йогурты, стерилизованные молочные продукты), но комплект оборудования для выпуска стерилизованного молока стоит порядка 1 миллиона евро. А то, что животноводы могут переработать самостоятельно, это, в принципе, низкорентабельные продукты - такие как пастеризованное молоко.

Как встать на ноги?

Итак, что нужно предпринять, чтобы молочное животноводство преодолело нынешний кризис? Однозначного ответа на этот вопрос не существует. Так, в Союзе животноводов доказывают необходимость усилить господдержку отрасли, дать хозяйствам возможность получать больше долгосрочных и льготных кредитов. С тем, что средства, выделяемые на развитие животноводства, недостаточны, нельзя не согласиться. Однако большинству других отраслей АПК "повезло" еще меньше. Сегодня животноводство занимает одну из первых строк в "аграрном бюджете" РФ. Тем не менее оно остается едва ли не лидером по убыточности. Только на поддержку племенного животноводства в текущем году федеральные власти потратят 745 миллионов рублей, не считая средств частных инвесторов и денег, выделенных региональными бюджетами.

Но проблема в том, что эти средства не всегда используются эффективно. По оценке ВНИИ племенного дела, большинство тех же племенных хозяйств (в 2002 году - 62%) не занимаются реализацией племенных животных, хотя получают за это госдотации. Еще один принцип поддержки, который повышает результативность государственного финансирования, - не поддерживать всех подряд. Право на преференции должны иметь хозяйства с реальными перспективами развития. Такой адресный подход реализуется в регионах, тем более что денег на всех в любом случае не хватает. Тульская область в нынешнем году выделяет 102 миллиона рублей на поддержку животноводства.

Условия получения дотации - сохранение поголовья и увеличение производства молока. В Архангельской области за производство 1 литра молока хозяйствам доплачивают 1,5 рубля, а общая сумма целевых субсидий животноводству в 2004 году должна составить 106 миллионов рублей. На субсидии могут рассчитывать сельхозпредприятия, не снижающие молочного поголовья и имеющие годовую продуктивность не менее 1,5 тысячи килограммов на корову.

- Должна существовать эффективная государственная политика регулирования цен, - убежден Д. Гулько. - Пока основные прибыли оседают в сфере переработки и дистрибьюции.

А ведь можно законодательно гарантировать минимум закупочных цен на молоко и мясо. По мнению директора, стабильным хозяйствам не нужны прямые дотации. Им нужна последовательная ценовая политика и в меньшей степени - доступные "длинные" кредиты, чтобы развивать и модернизировать производство. К этому можно добавить, что молочным фермам кроме кредитов и господдержки нужны еще и настоящие хозяева. В противном случае животноводство - отрасль потенциально прибыльная и высокорентабельная - еще надолго останется убыточной и по-прежнему будет стоять перед бюджетами всех уровней с протянутой рукой.

Комментариев нет.