Земля: богатство и бремя

Богатство или бремя? Свобода оказалась мнимой

150 лет назад в россии было отменено крепостное право, но проблема земли и воли не решена у нас до сих пор.

Манифест об отмене крепостного права, подписанный императором Александром II 19 февраля (3 марта по новому стилю) 1861 года, как принято считать, даровал крестьянам личную свободу и землю. Но в итоге и со свободой, и с землей, с которыми были связаны вековые надежды народа, вышли неувязки.

Нет, каждый крестьянин получил свой надел. Для разных районов (черноземных, степных, нечерноземных) надел оказался разным и в среднем составлял 3,3 десятины на душу — это даже меньше, чем мужик имел до реформы. Более того, еще и помещики отрезали у крестьян часть их надела. Это были так называемые отрезные земли. Вдобавок ко всему своих бывших холопов помещики словно в отместку переселяли на самые неплодородные земли, лишали выпасов, лесов, водоемов и других необходимых угодий.

Да и свобода была мнимой. До заключения выкупной сделки крестьянин считался временнообязанным. И землю получал не в собственность, а только в пользование, за что должен был расплачиваться барщиной или оброком, которые мало чем отличались от прежних его крепостных повинностей. В отличие от аграрных преобразований в Австрии и Пруссии, опыт которых, как утверждали реформаторы, учитывался при подготовке законодательства 1861 года, самодержавие не вложило в крестьянскую реформу ни рубля. Напротив, оно сделало ее выгодной для казны. То есть уже тогда государство своего не упустило.

Но и после того, как крестьянин выплачивал за выделенный ему надел полную сумму, он не имел права распоряжаться землей по своему усмотрению. До 1917 года она оставалась общинной собственностью. И в этом существенное отличие русской модели аграрных преобразований от западных. Кстати, и Октябрьская революция 1917 года, и победа в Гражданской войне стали возможны во многом лишь благодаря тому, что крестьяне поддержали большевиков за их лозунги о земле, о которой на селе по-прежнему мечтали. Но получить обещанное в полной мере крестьянам и в этот раз не удалось — их свобода на земле оказалась ограниченной.

20 лет назад в россии был дан старт очередной земельной реформе

Что изменила она в жизни селян? Вот мнение Виктора Хлыстуна, бывшего министра сельского хозяйства РФ и инициатора земельной реформы:

— Сумели ли мы реализовать те цели, которые ставили в процессе принятия закона о земельной реформе? Могу сказать: нет! Сегодня меня упрекают, что мы что-то сделали не так. Но мир придумал всего три способа приватизации земли. Это реституция — возврат прежним собственникам, продажа и уравнительное распределение. Последний, конечно, самый плохой, зато справедливый.

Мы поступили исходя из принципа социальной справедливости. Включили в список на право владения долями пенсионеров — эта земля их потом полита, врачей, учителей — они лечат, учат сельских ребят. По нашим представлениям, это была мера переходного периода, который у нас, к сожалению, растянулся на многие годы. И если вначале задача ставилась наделить крестьянина землей, то теперь на первое место вышел вопрос, как крестьянам сохранить эту землю. Она поглощается крупными латифундиями, инвестиционными фондами, строительными компаниями. И даже суд не может защитить крестьянина от этой агрессии, потому что права на землю у него надлежащим образом не оформлены.

Чтобы распорядиться земельными долями, надо сначала определить их площади, границы. Ведь в пределах одной территории у нас есть земли государственной, коллективно-долевой, муниципальной собственности, корпоративных структур. А где эти доли в натуре, в каких массивах находятся? Никто не ведает. Значит, нужно решить вопросы землеустройства. Такие работы, если по совести, должно финансировать государство, но не хочет. Сопротивляются Минэкономразвития и Минфин. Все это порождает среду, в которой процветает армия всевозможных спекулянтов, «жучков». В результате сегодня, то есть спустя больше 20 лет после начала реформ, только 14 процентов правообладателей сельскохозяйственных земель поставили их на кадастровый учет и таким образом защитили свои права.

В начале 2000-х годов я был еще и руководителем рабочей группы по подготовке нового закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Но спросите меня сегодня: готов ли я подписаться под ним? Нет! Потому что на выходе оказался совсем другой документ, направленный не на защиту крестьян, а на защиту крупных землевладельцев. Сегодня в России ситуация с землей находится в страшном, нерегулируемом состоянии. Земля как главное достояние страны остается, к сожалению, бесхозной. А процессы, которые происходят в земельных отношениях, действуют разрушающе как на экономику, так и на социальную сферу страны.

Внимание: рейдеры!

А вот мнение Антона Белякова, депутата Государственной думы, члена Комитета ГД по делам Федерации и региональной политике:

— За 20 лет земельной реформы люди, работавшие на своих участках многие годы, так и не смогли стать их полноценными собственниками. Когда в октябре 1993 года Борис Ельцин указом «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы» разрешил всем собственникам продавать свои паи, это стало находкой для рейдеров и спекулянтов. Причем если часть пайщиков сама продавала земли, то другие даже не догадывались, что их участок уже продан. Мошенничество с паями продолжается до сих пор. Документы общих собраний, записи в хозяйственных книгах с легкостью подделываются, и доказать что-либо весьма сложно...

Справку и комментарии редакции, а также подборку писем наших читателей о земельном вопросе читайте в журнале «Сельская новь» № 3, март 2011 г.

Комментариев нет.