Баллада о Джоне & Йоко

Они встретились в конце 1966 года на выставке в одной из лондонских художественных галерей. Он - лидер уже знаменитой во всем мире "ливерпульской четверки" Джон Леннон. Она - никому не известная художница-авангардистка Йоко Оно.

Кроме не очень вразумительных холстов молодая японка (ей, впрочем, исполнилось тогда уже 33 года) выставила на аукцион... яблоко. Да-да, обыкновенное яблоко. Впрочем, цена его была не совсем обычной - 200 фунтов стерлингов. Леннон был ошарашен абсурдностью подобного требования и не скрывал этого. Йоко добилась своей главной цели - привлекла внимание знаменитости.

В конце вечера Йоко подарила Джону свою тоненькую странноватую книжицу под названием "Грейпфрут". Вечером Джон пролистал книжку. Она его совершенно не впечатлила. На вопрос жены Синтии, откуда у него эта книга, Джон коротко ответил: "Дала одна ненормальная художница". Ни он сам, ни его жена не знали тогда, что пройдет не так уж много времени, и "ненормальная художница" круто изменит ход всей их жизни.

Маленькая, хрупкая Йоко обладала железной волей и дьявольским упорством. Решив любой ценой завоевать Джона, она отбросила прочь всякую гордость и даже приличия. Бесчисленные телефонные звонки и письма, попытки под любым предлогом проникнуть в дом Леннонов удивляли и раздражали его окружение. Шло время. Джона, избалованного вниманием бесчисленных фанаток, все сильнее интриговала и притягивала странная японка. Ее рассуждения об искусстве находили отклик в его душе. Растущий разлад с Синтией и товарищами по "четверке" только усиливал эту тягу.
В мае 1968 года Джон понял, что не может жить без Йоко. Вернувшись из Италии, где она отдыхала, Синтия застала Йоко в их доме и поняла, что потеряла Джона безвозвратно. Йоко часто упрекали в том, что она якобы разбила "ливерпульскую четверку". Это неверно. Распад знаменитой группы был вызван творческими причинами. Появление Йоко лишь ускорило этот процесс. "Битлы" с самого начала невзлюбили Йоко и не старались этого скрывать. Джон, естественно, не мог им этого простить.

Несправедливы и обвинения Йоко в корыстолюбии. Разумеется, огромное состояние Джона имело для нее значение. Однако не следует забывать, что Йоко Оно происходила из семьи бизнесменов и банкиров, которая входила в пятерку самых богатых фамилий Японии. Джон развелся с Синтией в ноябре 1968 года. В том же месяце у бе- ременной Йоко за три месяца до родов случился выкидыш.
Джон отказался разлучаться с любимой и спал в ее больничной палате на свободной койке. Когда же ему пришлось уступить койку другой пациентке, он, к ужасу персонала, стал ночевать на полу. Джон и Йоко не придавали значения формальностям, но тем не менее решили официально скрепить свои отношения. Проводя каникулы в Париже, они неожиданно заказывают чартерный рейс на Гибралтар и там, в британском консульстве, регистрируют свой брак. На Гибралтаре они пробыли ровно семьдесят пять минут. Сама церемония бракосочетания продолжалась три минуты. Жених был в белоснежной водолазке, таких же брюках и длинном пиджаке, на ногах - теннисные туфли. На невесте было очаровательное белое вязаное мини-платье и широкополая шляпа. Изысканный стиль несколько нарушали кроссовки на ногах. Достоин упоминания тот факт, что после заключения брака Йоко не стала брать фамилию мужа.

Зато знаменитый певец, полное имя которого было Джон Уинстон Леннон, теперь стал официально именоваться Джоном Оно Ленноном. Джон всячески подчеркивал свое внутреннее духовное сходство с Йоко. Однако этого ему казалось мало. Он начал подражать даже стилю Йоко. Они оба неизменно одевались только в белое. Кроме того, Джон, как и Йоко, стал расчесывать волосы на пробор посередине. Казалось, они не могли прожить друг без друга и дня. Когда Йоко сказала Джону, что обручальное кольцо (стоимостью, кстати, в 3 фунта 10 шиллингов) ей немного велико и спадает с пальца, Джон отдал его в мастерскую, но не раньше чем чернилами нарисовал на пальце Йоко временное кольцо. Тем больше потрясло всех осенью 1973 года известие о том, что Джон и Йоко расстаются. Многие поклонники "битлов", которые на дух не переносили Йоко, злорадствовали. Наконец-то бедняга Леннон разглядел подлинную сущность коварной и корыстолюбивой японки и ушел от нее. Но они напрасно радовались. Прежде всего, именно Йоко предложила Джону расстаться... на время. По ее мнению, ему это было необходимо, чтобы разобраться в их отношениях и в самом себе.

К этому времени Леннон и Оно жили уже в Штатах, в Нью-Йорке. Было решено, что Джон переедет в Лос-Анджелес. Йоко достаточно хорошо знала Джона и отдавала себе отчет в том, что в Калифорнии он отнюдь не будет вести жизнь монаха-отшельника. Кроме того, в бытовом плане Джон был совершенно беспомощен. И тогда Йоко решилась на неординарный поступок. Она предложила ему взять с собой в Калифорнию его секретаршу китаянку Мей Пэнг. Йоко не сомневалась, что между Ленноном и китаянкой установятся интимные отношения, но... "Пусть лучше Мей Пэнг, чем ненормальные фанатки и местные шлюшки", - мудро рассудила Йоко. Что ж, она оказалась права. Джон неоднократно просил разрешения вернуться домой. Но лишь через пятнадцать месяцев Йоко сочла, что он стал более зрелой личностью и избавился от некоторых вредных привычек. Леннон в самом деле сильно изменился. Он по-настоящему понял, насколько ему необходима Йоко. И небо наконец благословило их союз. Йоко забеременела. Ей исполнилось уже сорок два. У нее было несколько выкидышей, и хотя врачи говорили, что возраст не помеха, Джон страшно нервничал. После тринадцати лет безраздельного служения музыке он решил отойти от дел и полностью посвятить себя семье. Маленький Шон появился на свет в день, когда его отцу исполнилось тридцать пять. Роды были очень тяжелыми. Йоко сделали кесарево сечение, и она потеряла много крови.

Джон потом долго с негодованием вспоминал, как медсестры просили у него автограф, вместо того чтобы заняться Йоко и ребенком. К счастью, все закончилось благополучно. Джон понемногу возвращался к творческой деятельности. Руководство же семейным бизнесом находилось целиком в руках энергичной Йоко. Она умело вкладывала деньги в недвижимость. Супруги владели несколькими роскошными поместьями в разных уголках страны. Им принадлежало пять огромных квартир в одном из самых престижных нью-йоркских зданий - знаменитой "Дакоте". Они были также собственниками нескольких крупных ферм. К концу семидесятых состояние Джона оценивалось примерно в сто пятьдесят миллионов долларов. Причем каждый день оно увеличивалось на пятьдесят тысяч - это были деньги за выходившие в свет пластинки, альбомы... У них было все, о чем может мечтать человек.
Судьба, однако, отпустила им лишь четырнадцать лет такого полного, всеобъемлющего счастья. Восьмого декабря 1980 года пули, выпущенные из револьвера жителя Гонолулу двадцатипятилетнего Марка Дэвида Чэпмена, оборвали жизнь одного из самых знаменитых музыкантов двадцатого века. Многие годы бесчисленные поклонники "битлов" осуждали и клеймили Йоко.

После смерти Джона отношение к ней радикально изменилось. "Неужели людям нужно было потерять Джона, чтобы изменить отношение ко мне? - с горечью спрашивала Йоко и продолжала: - Если бы это могло вернуть Джона, я бы предпочла, чтобы меня ненавидели, как прежде".

Комментариев нет.