Денежная мотивация для детей: на пользу или во вред?

Ошибка Ангелины Павловны

Драматический сценарий приготовила жизнь нашей читательнице из Рязани. Неумело используя денежную мотивацию, она скоро узнала, сколько стоит улыбка младшего сына…

«Я нахожусь в полной растерянности. Сегодня мой младший сын попросил у меня десять рублей… за улыбку. То есть свою улыбку он готов был подарить мне так недорого — всего за вышеозначенную сумму! Думаю, вы шокированы, как и я. И скорее всего, даже не поверите, что такое возможно.

А начиналось все так. Как-то пришел из школы старший сын Дима (он тогда учился в шестом классе) и рассказал, что его одноклассник Саша на перемене хвастался тем, что родители оплачивают его хорошие отметки. И таксу установили: пятьдесят рублей за пятерку в дневнике, двести за отличную оценку в четверти. Мальчик этот и так неплохо учился, а тут действительно подтянулся по всем предметам. И молодая классная руководительница ничего против такого поощрения не имела.

деньги для ребенка «Учеба — та же работа, — пояснила она на ближайшем родительском собрании. — Мы, взрослые, получаем зарплату за свой труд, пусть ребенок тоже привыкает к тому, что его усилия могут оцениваться не только отметкой, но и в денежном эквиваленте. И в конце-то концов, мы же в эпоху рынка живем!» заключила недавняя выпускница педагогического вуза.

На семейном совете мы с мужем решили последовать примеру родителей Саши и с первого числа очередного месяца открыли и у себя в доме «бухгалтерию радости», как мы ее назвали.

Не буду утомлять вас длинным пересказом событий двух лет, в течение которых мы перешли на «товарно-денежные» отношения сначала со старшим сыном Димой, а потом и с младшим Антоном. Довольно веселая игра, которой были наши субботние расчеты с детьми, постепенно стала привычной и начала включать все новые позиции, требовавшие вознаграждения. Мальчики, которых невозможно было раньше заставить мыть посуду, теперь делали это охотно, но только по установленному тарифу. Вскопать огород на даче, полить, прополоть, принести продукты из магазина — все постепенно обретало свою цену и «за так» ни в коем случае не делалось.

Разница у сыновей — два года. И если старший еще помнил жизнь «при коммунизме, без денег», то младший вообще практически вырос «при капитализме» и с твердым убеждением, что за все надо платить, считая, что иначе не бывает.

Аппетиты у мальчиков росли. Они привыкли к карманным деньгам. Соблазнов сейчас больше чем достаточно, поэтому платить нам с отцом приходилось практически за все. Сыновья были неистощимы в изобретении «платной» работы. - Мам, давай я тебя с работы встречу, сумки помогу донести! кричал один из них. Я, польщенная, улыбалась, но вслед за этим следовало жесткое: — Это будет стоить двадцатку! А за особо тяжелые сумки придется набавить еще пятерочку!

Мы с отцом не знали, радоваться нам или плакать, глядя на наших детей. Они хорошо учились, помогали по дому, покупали себе вещи на «заработанные» деньги. Но тепло дружеского общения, непосредственность, сердечность напрочь исчезли из нашего дома.

По-настоящему мы забили тревогу, когда старший сын отказался идти в аптеку за лекарством для больной бабушки только потому, что в карманах у нас на тот момент не было достаточно средств, чтобы оплатить его «труд». Операция стоила немало, к тому же мы одолжили часть денег у родственников, вот и оказались временно «неплатежеспособны». Но мальчики наши не захотели принять это в расчет. «Деньги на бочку!» — твердо потребовал Дима, и отец, уставший после тяжелого рабочего дня, отправился в аптеку сам.

…И вот сегодня в ответ на мои сетования (кстати, вполне дружелюбные), что он выглядит каким-то хмурым и даже враждебным, наш любимый «котенок», маленький Антоша, сердито сощурив глаза, потребовал: «А ты заплати мне за улыбку, да подороже, я тебе тут же КВН устрою!»

Все! Дальше ехать некуда! Теперь у нас в доме живут два жестоких, эгоистичных, себялюбивых вымогателя-манипулятора и смотрят они на нас не как на родных и любимых папу с мамой, а как на два кошелька, которые надо во что бы то ни стало вытрясти. И трясут… Ума не приложу, что же нам теперь делать».

Ангелина Павловна Пригожева, Рязань


Ответить на это письмо мы попросили психолога Юлию Шевченко 

— Учительница убедила родителей в том, что каждый труд должен быть оплачен. «Оплачен» — значит, речь идет о деньгах, так понимают это слово все. Но ведь благодарность далеко не всегда сводится к деньгам, и это знает каждый взрослый. Однако откуда это может быть известно детям? Они еще не имеют опыта жизни в обществе. Для подрастающего поколения модель социума, в который оно должно будет вписаться, повзрослев, — собственная семья.

Инстинктам учить не нужно: основные из них врожденные. Слово «дай» ребенок произносит в числе первых, оно появляется в его лексиконе сразу за словом «мама». Очень скоро к нему добавляются «хочу» и «купи». А вот словам «на» и «возьми», отказу от собственных желаний в пользу другого надо именно учить. Доброту, бескорыстие, отзывчивость воспитывают отношения в семье, и там расчету нет места.

«А как же, к примеру, уборщица? — могут возразить сторонники оплаты труда детей. Ведь она получает деньги! Почему же ребенок, убирая свою комнату, не может рассчитывать на то же самое?»

Потому что уборщица зарабатывает деньги, убирая чужие помещения. У себя дома она деньги за уборку не получает! И в этом корень проблемы. Все, что связано с чувствами, на «язык денег» не переводится. А дом — это именно чувства.

Вводить детей в мир денег необходимо. Они должны знать, сколько стоят хлеб, одежда, бытовая техника, игрушки. Дети вполне способны принимать участие в планировании семейного бюджета. Пусть они вместе с родителями решают, кому и что нужнее — новый плеер Диме или ботинки Антону. Пусть всей семьей будет принято решение о выделении денег на карманные расходы подросшему старшему сыну, затем и младшему.

Но при этом надо помнить, что денежная мотивация — самая примитивная из возможных. Стимулы к учебе, работе, увеличению заработка должны находиться не в финансовой, а в духовной сфере.

Да, на Западе давно уже практикуют денежные взаиморасчеты между родителями и детьми. В США это норма, в Германии не так давно принято правительственное постановление, обязывающее родителей платить детям за домашний труд, в Великобритании открывают специальные банковские вклады для детей от 7 до 17 лет. Но в этих странах капиталистическая система хозяйствования существует не одну сотню лет. Прагматизм, расчетливость входят в привычку у жителей этих стран. Но вместе с тем там развита благотворительность, работают программы помощи неимущим социальным слоям. В самом национальном характере достигнуто равновесие, не позволяющее практицизму полностью перерасти в холодное себялюбие.

В России же еще только-только сломана старая экономическая система, традиции не установились, отношение к деньгам даже у взрослых людей с твердыми принципами меняется на глазах. Что же говорить о детях — им не просто трудно, а невозможно отделить чувства от разума и самостоятельно найти золотую середину в отношении денег. А ведь это в каком-то смысле лакмусовая бумажка, которой можно проверить многие человеческие качества.

Деньги важны не сами по себе, имеют значение только возможности, которые они предоставляют. Поэтому миллионер может быть несчастен при всех своих капиталах, если искреннее чувство любви со стороны близкого человека обойдет его стороной. На Западе даже стал популярным сюжет книги или фильма, в котором богатый человек скрывает свои капиталы, так как хочет, чтобы любили его самого, а не деньги. И бедный художник вполне может быть счастлив, если радостно дарит людям свое искусство, а его доброта, щедрость и веселый нрав сами по себе способны привлечь к нему самую прекрасную девушку на свете.

В какой семье веселее встретят Новый год — в той, где наемный домоправитель позаботится о том, чтобы украсить елку повыше да подороже, или в той, где за большим столом дети и родители смастерят из доступных подручных материалов самодельные игрушки, придумают конкурсы, включат музыку и пригласят в гости друзей?

Ответ очевиден. В первой семье чувства заменены деньгами, а во второй им просторно. Чувства не конвертируются в валюту. Поэтому вводить оплату школьных отметок или домашнего труда детей надо с большой осторожностью, не для всех семей это показано. Деньги способ расчета между чужими людьми. Когда они встают между близкими, это не может не привести к конфликтам.

Ангелине Павловне хочется посоветовать одно: возвратиться к родственной близости с детьми, исключив деньги из взаимоотношений. Скорее всего, и сами мальчики в глубине души этого хотят…

Комментариев нет.