Интервью с Сергеем Капицей

Интервью с Сергеем Капицей: "Экономить на науке - значит экономить на детях и внуках"

Ученые разных стран все более сходятся во мнении, что именно знания, а не капитал, и тем более не природные ресурсы, становятся основным источником богатства нации. И нам есть что предложить миру. Потенциальный рынок интеллектуальных продуктов России оценивается экспертами в триллионы долларов. Но как мы распоряжаемся этим богатством? Каковы перспективы развития науки в стране?
Наш корреспондент беседует с главным редактором журнала "В мире науки", ведущим телеперадачи "Очевидное - невероятное" профессором Сергеем Капицей.


- Сергей Петрович, как вы считаете, будет ли Россия в ближайшем будущем развиваться как страна, использующая не столько свои запасы нефти, угля, газа, сколько заделы в области знаний, науки, культуры?
- Наш парадокс как раз и состоит в том, что мы слишком богаты природными ресурсами, чтобы всерьез относиться к тому, что может дать потенциал знаний. Возьмем, к примеру, маленькую Голландию. Половина ее земли отвоевана у моря, в прибрежных водах открыто некое количество газа, однако основу экономики этой страны составляют высокие технологии. А на душу населения у них больше лауреатов Нобелевской премии, чем в какой-либо другой стране.

- Но и у нас в последние годы Нобелевские премии получили академики Алферов, Абрикосов, Гинзбург...
- За работы, выполненные тридцать-сорок лет назад. Да и не в премиях дело. На мой взгляд, несмотря на отдельные достижения, мы стремительно теряем в науке завоеванные ранее позиции. Слишком мал ныне приток в наши институты и лаборатории талантливой молодежи, получившей хорошее образование в своей же стране.

- Но притом, что оклад старшего научного сотрудника, кандидата наук, насколько я знаю, сегодня чуть больше 2 тысяч рублей, удивляться особенно не приходится. Отсюда и та самая пресловутая "утечка умов" за границу. Даже американский рынок труда не выдержал. Конгресс США специально рассматривал проблему переизбытка специалистов из России в области информатики. Разве здесь они не нужны? Может быть, есть смысл как-то законодательно ограничить отток научных кадров за рубеж?

- В 1934 году Сталин без всяких законов просто-напросто не разрешил моему отцу, физику Петру Леонидовичу Капице, вернуться в Англию, где он в то время работал. Но была создана замечательно оснащенная лаборатория, и в результате отец обнаружил и изучил явление сверхтекучести, которое стало научным открытием. Времена, конечно, изменились, и подход должен быть иным. Необходимо создавать условия, при которых поколение ученых, уехавших 5-10 лет назад за границу и приобретших там существенный опыт, вернулось бы в Россию. А я знаю наверняка: многие хотят вернуться, но... Ученый не должен думать о куске хлеба, иначе он теряет внутреннюю раскрепощенность и не может творить. Еще несколько лет назад на заседании Совмина я говорил о недопустимости такого отношения к науке, но власть "не чешется". Россия может попросту выпасть из мира знаний. Ученые готовы служить стране, а страна это не принимает. Сопоставьте цифры: на Западе наукоемкие технологии дают 80-90 процентов роста ВВП, а в России - только 5 процентов. Там тратится на науку около 3 процентов бюджета, а у нас - 0,5 процента. Надо одуматься!

- Но есть и другая логика. По данным Госкомстата, сегодня каждый пятый гражданин России живет за чертой бедности. В такой ситуации тратить деньги на какие-то космические проекты представляется ненужной роскошью...
- Это логика замкнутого круга. Экономить на науке - значит экономить на будущем наших детей и внуков, загонять себя в цивилизационный тупик. К тому же такие вложения вовсе не являются "черной дырой". Экономисты подсчитали, что каждый доллар, вложенный американцами в лунную программу, дал им шесть долларов прибыли. Несколько тысяч новых технологий было разработано специально для космических полетов, и многие из них используются ныне в сугубо земных отраслях науки, техники и промышленности. Ну а значение ученых в обществе понимал еще Наполеон. Помните его знаменитую фразу во время египетского похода: "Ученых и ослов - в центр обоза!"

- Наверное, уважительное отношение к науке, образованию должно начинаться с фигуры школьного учителя. В Японии, к примеру, учителей не призывали в армию ни в Первую, ни во Вторую мировую войну, считая национальным достоянием. Может быть, поэтому страна так быстро возродилась буквально из пепла. Сохранение преемственности поколений, традиций многое значит. Ваш дед - замечательный русский математик и кораблестроитель академик Алексей Крылов, отец - знаменитый физик и нобелевский лауреат, вы сами - член Европейской академии наук. А ваши дети пошли по научной стезе?
- Сын Федор - филолог, работает в Институте мировой литературы. Дочь Марья - психолог, трудится в Московском государственном университете. Еще одна дочь, Варвара, - врач по образованию, но занята в Высшей школе экономики.

- Спрашивал об этом не из праздного любопытства. Знаю, что средний возраст российского академика - 70,4 года, члена-корреспондента - 64,8. А где же молодежь? - Так это и есть следствие тех самых провалов государственной политики в области науки, о которых мы говорили. Когда меня пригласили заведовать кафедрой физики Московского физико-технического института, мне было 35 лет, а нашему ректору Олегу Михайловичу Белоцерковскому - 38. Тогда это было очень приличное положение и соответствующие деньги. Ну а когда преподаватель физтеха получает меньше дворника - о чем говорить? На физтехе сейчас практически нет крупных ученых, и это очень печально.

- И учатся-то, видимо, одни москвичи?
- А вот и нет. В МФТИ всегда было много студентов из провинции. Здесь до сих пор действует заочная физико-математическая школа, через которую прошли многие ребята из разных мест страны.

- Что-то мы все о физике... Это самое перспективное направление в будущем?
- Нет. С моей точки зрения, центр исследований сейчас все больше перемещается в область биологических наук и технологий и наук о человеке, включая медицину, психологию, социологию. Человек просто не успевает переварить чудовищно выросшие потоки информации. Распад семьи, церкви, традиционных этических ценностей - признаки этого явления. Его еще предстоит осмыслить.

- Не с этим ли связан ваш интерес к демографии?
- И с этим тоже. Сейчас происходит глубокая перемена в развитии человечества, сжатая в исключительно короткие времена.На протяжении полутора миллионов лет человечество росло во все возрастающем темпе. Когда я был маленьким, на Земле жили два миллиарда человек, ныне - шесть. Сейчас прекратился рост населения не только в России, США и Европе. Но и весь мир, в том числе Китай и Индия, через 50 лет пойдет по тому же пути, что и развитая часть человечества. Главный мой вывод состоит в том, что мы находимся в преддверии принципиально новой демографической ситуации на планете. Перенаселение и демографический кризис Земле не грозят. К 2100 году население стабилизируется на уровне 10-12 миллиардов человек, треть его будет старше 65 лет, примерно 8 процентов - старше 80. В итоге радикально изменятся взаимоотношения между поколениями и вся система ценностей, структура занятости. Уменьшится агрессивность. Думаю, исчерпает себя конфликт христианского Запада и мусульманского Востока. Это и сегодня не религиозное столкновение, а конфликт наций, которые находятся на разных этапах демографического перехода.

- Все это крайне интересно и касается каждого из нас, будущего детей и внуков. Было время, когда такие гипотезы обсуждались в вашей телепередаче "Очевидное - невероятное". Долгие годы она пользовалась чрезвычайной популярностью у зрителей, а ныне исчезла с федеральных каналов. Неужели тупые игры и ток-шоу, заполонившие экран, убили в обществе всякий интерес к научному познанию мира, его закономерностей и удивительных тайн?
- На телевидении теперь правит бал так называемый рейтинг передач. На мой взгляд, это совершенно беспредметный способ оценки, тем более для такой передачи, как "Очевидное - невероятное". Оценка по рейтингу, ориентация только на коммерческий интерес опасны и для самого телевидения - это путь к усреднению, безликости, к вырождению. Общество помаленьку дичает. Посмотрите, сколько вокруг всякого рода колдунов, магистров черной и белой магии, астрологов, предсказателей.

- Но ведь и наука до сих пор не в состоянии все объяснить...
- Современный человек все-таки должен осознавать, что непонятное не означает сверхъестественное. Невостребованность науки и, как следствие, телепередач про науку - для России очень серьезная проблема. Тем более сейчас, когда многое ломается: восприятие времени, людей, самого себя. Все правила жизни, которые требуют длительного времени для своего становления, просто не поспевают за тем, что происходит. Это надо всерьез и глубоко, во-первых, понять и, во-вторых, постараться объяснить. Иначе мы будем в плену идеи конца света, страха, что все сломается и станет еще хуже. На самом деле происходит переход от количественного развития к качественному. Сможет ли человечество, и прежде всего Россия, правильно понять этот вызов - вот в чем вопрос


Визитная карточка
Капица Сергей Петрович. Родился 14 февраля 1928 года в Кембридже (Англия), где тогда в знаменитой лаборатории Резерфорда работал его отец Петр Леонидович Капица. С 1935 года живет в СССР. Окончил Московский авиационный институт. Лауреат Государственной премии, премии правительства Российской Федерации, премии ЮНЕСКО за популяризацию науки. Член Европейской академии наук и Российской академии естественных наук.

Комментариев нет.