Кровинушка нашлась!

Целительница из Великого Новгорода спустя полвека обрела пятерых братьев и сестер. И колдовство тут ни при чем!

К местной знахарке Людмиле Храмовой Тамару Бокову привели переживания, вызванные тем, что ее дочка Юля и сын Анатолий отвернулись от нее. Взрослые дети поверили предсмертному письму бросившегося под поезд отца-алкоголика, в котором он обвинял бывшую жену во всех своих несчастьях. Не выдержав разрыва с дочкой и сыном, женщина пыталась покончить с собой. Целительница вернула ее к жизни, и они подружились. Виктор, второй муж Тамары, внимательно присмотревшись к новой подруге жены, с удивлением обнаружил, что она точная копия Алевтины, старшей сестры Тамары. Детективное расследование Виктора кардинально изменило судьбу членов нескольких семей.

сестрыПЕРЕКРЕСТКИ СУДЬБЫ

Людмилу и Тамару словно магнитом тянуло друг к другу, они часами разговаривали и не могли наговориться. У обеих, как выяснилось, тяжелая женская судьба: в один год они похоронили мужей, ради благополучия детей сменили не одну работу, а когда-то даже посменно трудились в одном цехе на вакуумном заводе, но прежде никогда не встречались.

Как-то Храмова пригласила приятельницу на семинар по бизнесу в Санкт-Петербург. После учебы женщины отправились в парк, присели на лавочку, и вдруг Людмилу осенило, что у них нет ни одной общей фотографии. Работавший в парке отдыха профессиональный фотограф охотно сделал снимок на память, и прощаясь с прекрасными незнакомками, имена которых успел узнать, обмолвился: «Странно, что вы не сестры. Так похожи! Только мне кажется, что Людмила не свое имя носит...» Через неделю подруги вспомнят эти слова, которым тогда не придали значения. В родном городе на вокзале женщин встречал Виктор Боков, который уже давно удивлялся поразительному сходству Людмилы с одной из сестер любимой жены.

Однажды Боковы пригласили Людмилу в гости, а перед встречей созвонились с Алевтиной Мацуевой, старшей сестрой Тамары, живущей в Челябинске. Когда-то та рассказывала, что, дескать, ее мама перед смертью рассказала ей о четырехлетней дочке Лидочке, которую в Ташкенте в военные годы украла бездетная пара.

След девчушки затерялся не то в Гомеле, не то в Боровичах. Поиски никаких результатов не дали. Супруги Мацуевы, перебравшись в Челябинскую область, родили еще четверых детей — двоих мальчиков и двух девочек. Будучи уже немолодыми, они сознательно окружили себя ребятишками, чтобы не терзать душу воспоминаниями.

— Алевтина вспомнила, что, по словам мамы, Лида была похожа на отца. И еще одна деталь — у нее был шрам на правой коленке, — рассказывает Тамара Бокова. — Мимикой, улыбкой Люда действительно напоминает моего отца, это я отметила еще при нашей первой встрече. Но мало ли на свете одинаково улыбающихся людей. Папа страдал глухотой, и мама морально готовила нас к тому, что эта болезнь может передаться через поколение нашим детям. Выяснилось, что Светлана, единственная дочь Людмилы, с детства глухонемая. Все сходилось, оставалось проверить, есть ли у Люси шрам на ноге.

ТВЕРДОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Боковы позвали Храмову в баню на приусадебном участке. Стегая подругу березовым веником, Тамара нащупала на ее правой коленке неровный шовчик. Его происхождение Людмила объяснить не смогла.

А когда Бокова заметила, что у приятельницы пупок необычно вывернут наружу, точно так же как у Алевтины, последние сомнения рассеялись. Мама не раз объясняла дразнившим за это Алю младшим братьям и сестрам: мол, в Ташкенте, где они тогда жили, в роддоме работала совсем юная акушерка-узбечка и всем новорожденным малышам она неправильно завязала пупки. Ничего страшного, это этакая своеобразная метка.

— Она-то и помогла поверить в мое родство с Людмилой, о котором последние месяцы муж мне все уши прожужжал, — продолжает Тамара. Люся же к нашему рассказу о потерянной Мацуевыми в годы войны дочке Лиде отнеслась с прохладцей. Сказала: мол, если она и есть та самая Лида Мацуева, то воспитавшие ее родители обязательно сказали бы ей об этом перед смертью.

«Вот увидит Люда нашу Альку, и все сомнения у нее отпадут», — не унимался Виктор Боков. Тамара выслала в Челябинск несколько фотографий Людмилы Храмовой. Рассматривая их, пенсионерка Алевтина Николаевна, в прошлом кружевной мастер в Доме моделей, не верила своим глазам.

— Это был мой двойник — и губы, и глаза, и взгляд, — говорит Мацуева. — Несмотря на то что долгих 15 лет из-за ревматического энцефалита мозга я была прикована к постели, я решила немедленно ехать в Великий Новгород. По дороге случилось чудо — боль, сковывавшая мое тело, исчезла.

«ТЫ МНЕ РОДНАЯ!»

Встреча состоялась в квартире Тамары. Нервы у всех были на пределе. В дверь позвонили, открывать пошла гостья из Челябинска. И вот навстречу Алевтине шагнула миниатюрная женщина, как две капли воды похожая на нее. Секунда молчания, и слезы хлынули из глаз обеих сестер.

— Сомнений не было ни у меня, ни у Лиды (только называть себя так она не позволила): мы родные сестры, разлученные 56 лет назад, — теперь, уже улыбаясь, говорит Алевтина Николаевна. — Но все-таки мы от правились в Москву делать анализ крови на ДНК. Деньги на эту процедуру — почти 19 тысяч рублей помогли собрать мэр Челябинска Михаил Юревич и зам. губернатора области Андрей Косилов.

Ученые-генетики подтвердили кровное родство пенсионерок Храмовой и Мацуевой. Людмила до сих пор не может прийти в себя от крутого поворота в ее судьбе. — После смерти родителей и любимого мужа из родных у меня остались только дочь да внучка, а теперь вот целая армия родственников появилась — сестры, братья, племянники, — радуется Храмова. — Найти меня Мацуевым и впрямь было непросто, хотя в Великом Новгороде человек я известный. Но приемные родители изменили мне имя, фамилию и даже дату рождения, сделав меня моложе на 6 лет.

Алевтина с детства увлекалась вышивкой, и окончив Московское художественно-промышленное училище, с годами стала мастером высокой квалификации. Лида-Люда тоже увлекалась живописью, получила диплом художественного института, но из-за дочери-инвалида была вынуждена работать то на заводе, то в детском саду, то в школе, где училась Света.

Кстати, у Тамары Боковой и ее глухонемой племянницы тоже есть общая метка — родинка на левой щеке, причем на одном и том же месте. А внучка Людмилы Храмовой Машенька очень похожа на Татьяну, младшую сестру Алевтины и Тамары.

Целительский дар открылся у Храмовой в школьные годы. Однажды она сильно заболела, пережила клиническую смерть. Врачи спасли ее. После этого Люда стала замечать за собой странные вещи: могла взглядом избавить соседскую старушку от болей в пояснице, отвечала у доски невыученный урок, который просто «читала» на расстоянии по закрытому учебнику.

— Читая словно книгу судьбы чужих людей, Люда в упор не видела свою, — говорит Алевтина Мацуева. — Не разглядела нас, пятерых родных братьев и сестер, которых она обрела, только будучи уже на пенсии. А ведь Тамара и Татьяна давно живут в Великом Новгороде, и как выяснилось, их с Людмилой пути много раз пересекались.

УЧАСТЬ «ПОТЕРЯШКИ»

Когда Николай Мацуев был на фронте, у его семьи украли продуктовые карточки. Муж отсутствовал больше полугода, помочь его родным жене Анне, 4-летней Лиде и 2-летней Але — было некому. В июле 1944 года они едва не умерли с голоду.

— Мама ходила с нами по улицам Ташкента и просила милостыню, вспоминает Алевтина Мацуева. Однажды к нам подошла женщина, представилась сотрудницей комнаты матери и ребенка на вокзале и, попросив отдать ей на время Лидочку, сказала: «Ваша маленькая не жилец. Давайте я хоть старшую спасу. Потом вы ее заберете».

Состояние здоровья матери было тяжелое, она не верила, что выживет, поэтому согласилась. Незнакомка написала Анне свой домашний адрес, но когда через месяц вернулся с фронта муж и Мацуева решила забрать свою малышку, оказалось, что ее увезли не то в Гомель, не то в Боровичи. Больше девочку никто не видел.

Сердце Анны не выдержало — у 30-летней женщины случился инфаркт. Полтора года она провела в больнице, а чудом уцелевшая Алечка — в санатории. Дальше были переезд в Челябинск, рождение новых детей — Тамары, Сережи, Саши и Тани.

— К кому только ни обращался еще 50 лет назад наш отец, — говорит Алевтина, — к известным писателям Агнии Барто, Константину Симонову, в телепередачу «Жди меня», никто не смог найти похищенную в 1944 году сестру. Удалось это лишь Тамаре. Наверное, зов крови помог.

Комментариев нет.