Цыгане подались в фермеры

Ромалы на ферме

Цыганская семья из ставропольской станицы разрушила многие стереотипы, сложившиеся об этом народе.

— Высоко летаешь — низко падаешь, — гадала мне цыганка во времена моей студенческой юности, после того как я дал ее глазастой дочке 20 копеек на мороженое.

«А что-то в этом есть! — подумал я тогда. — Хотя, скорее, просто магия общих фраз». Что мы знаем о цыганах? Гадают, попрошайничают, мошенничают, торгуют на рынках подозрительным ширпотребом, а в последнее время еще и за наркотики взялись. Словом, ничем хорошим они не занимаются. Это стойкий стереотип, сложившийся в общественном сознании. А я вот недавно познакомился с одной цыганской семьей, которая зарабатывает на жизнь тяжелым крестьянским трудом.

ИВАНЕНКО И ИВАНОВА

цыгане на фермеФедора и Марину родители договорились поженить, когда им не было еще и 15 лет. Марина приняла это как должное — такова цыганская традиция. А Федя стал противиться. Убегал из дому, ночевал в стогах сена, лишь бы не подчиняться родительской воле. В итоге...

— Мы уже 38 лет живем в любви и согласии, — рассказывает Марина Ивановна, — вырастили троих детей, всем дали образование. Правда, я его фамилию так и не взяла. Он Иваненко, я — Иванова. Разницы-то большой нет.

— Бывает, женятся по любви, но жизнь не складывается. А у нас наоборот, — соглашается Федор Иванович, — крепкая семья получилась. Сначала супруги жили в Красногвардейском районе, там осела их многочисленная родня. Есть цыганские семьи, где детей даже в школу не хотят отдавать. В семье Ивановых было иначе. Родители стремились выучить своих детей. Марина, например, поступила в Ставропольский сельхозинститут на ветеринарный факультет.

— Я была единственной цыганкой в институте, — вспоминает Марина Ивановна, — к тому же еще и активисткой. Потом, когда вернулась в район, даже в партию вступила, мне партбилет вручал наш земляк Михаил Горбачев.

Через два десятка лет Ваня, сын Федора Ивановича и Марины Ивановны, тоже будет единственным цыганом на юридическом факультете. Сейчас он служит в краевом ГУВД, офицер, не раз бывал в командировках в Чечне.

Получает заочно высшее образование младшая дочь Наташа. А старшая, Рада, окончила музыкальную школу и работает аккомпаниатором в Доме культуры станицы Гаевской. Это в соседнем Изобильненском районе, куда перебрались и родители.

...Гаевская — медвежий угол достаточно благоустроенного Изобильненского района. Чтобы попасть сюда, нужно проехать 14 километров по насыпной дороге, которая зимой и в плохую осеннюю погоду превращается в ухабистый, истерзанный колеями тракт. Ладно бы дорога. Но в станице нет водопровода. Народ пьет дождевую воду, которую собирает в бассейны. Скотину поят из колодцев, вода в них соленая, и людям пить ее невозможно. Не удивительно, что в некогда большой станице осталось всего 260 человек.

Но цыганскую семью такая ситуация не смущает. Они даже продали дом в центре станицы — Марина Ивановна получила его, работая в откормочном комплексе ветврачом, — и купили на ее окраине старый деревянный дом, которому лет 150. Обложили его кирпичом, потом сделали пристройку. Получилась замечательная фазенда.

— Если ты занимаешься животноводством, жить на окраине гораздо удобнее, — поясняет Федор Иванович. — Здесь и выпасы рядом, и ферма, где мы держим скот. Не хотим никому мешать.

Уже 14 лет, как семья живет за счет своего хозяйства. Когда прекратил существование откормочный комплекс, где трудились супруги, они решили, что надо заводить свое дело.

— Мы оба всю жизнь работали в животноводстве, вот и стали заниматься тем, что умеем, — говорит Марина Ивановна.

Сегодня супруги держат 24 дойные коровы, около 100 бычков на откорме и две с половиной сотни овец.

ЦЫГАНСКИЙ ЛИКБЕЗ

Мы сидим за большим обеденным столом в хорошо обставленной просторной кухне. Дочери Наташа и Рада подают еду: копченую и отварную индейку, тушеную говядину, на гарнир — макароны. Запиваем завтрак компотом, чаем, кофе — кому что нравится.

Интересуюсь, существует ли особая цыганская кухня.

— В общем-то, нет, — говорит Марина Ивановна, — мы же кочевой народ, поэтому еда простейшая. В основном отварное мясо. Наша семья питается, как все селяне, просто, но обильно. Без мяса, правда, стол никогда не бывает. Во-первых, так принято у цыган, во-вторых, мы же сами животноводы.

Признаюсь, что никогда не приходилось так тесно общаться с цыганами, поэтому глубоких познаний о жизни этого народа не имею. Марина Ивановна охотно соглашается просветить меня.

Как она объясняет, у цыган существует 15 «рас», так рассказывала ей бабушка. Я думаю, что вернее назвать их этническими группами. Позже прочитал, что таких групп гораздо больше — под сотню. Свою «расу» Марина Ивановна называет ришары. На Ставрополье они живут в Новоалександровском, Красногвардейском районах, а, например, в Изобильненском, кроме наших героев, ришаров нет. А вообще, родословная Ивановой ведет начало от болгарских и молдавских цыган. У всех групп отличается не только язык, примерно как русский от украинского, но и обряды, обычаи, род занятий.

— Наша семья всегда выделялась терпимостью, — рассказывает Марина Ивановна. — Моя сестра вышла замуж за русского, уже 50 лет вместе живут. Папа отнесся к этому спокойно. Правда, покойный дедушка сильно негодовал, даже сказал, что ее надо убить за это. Но потом смирился. Кстати, наш Ваня тоже на русской женат. Она из наших, из гаевских. А дружили еще со школы. Хорошая девушка. Знает, как подойти, что сказать, если с цыганами общается, ну а с нами она запросто. Кстати, Федя, завтра у свахи день рождения, не забыл? Сходить в гости надо…

Продолжение статьи читайте в журнале "Сельская новь" № 7, июль 2010 г.

Комментариев нет.