Охрана овощных плантаций. Колхозный ОМОН

Бывший спецназовец организовал охрану овощных плантаций по всем правилам разведывательного искусства.

Александром Ивановым из села Ивановского я знаком года три. Одно необычно в этом обычном сельском парне: достиг он в разведении бойцовых петухов таких успехов, что к нему за птицей приезжают любители из Европы. У него и свой сайт есть в Интернете. Там же карта Ставропольского края, где точкой помечено село Ivanovskoe, чтоб немцам да голландцам понятнее было. Но помимо драчливых петухов дрессирует еще Александр Иванович и служебных собак-охранников. А это уже отдельная история.

В свое время Александр Иванов служил срочную в спецназе ГРУ. Оттуда у него и умение дрессировать четвероногих охранников, и любовь к ним. Лучшей служебной собакой Иванов считает немецкую овчарку. Собак именно этой породы он включил в свой отряд, который создал для охраны овощных плантаций колхоза имени Чапаева - его центральная усадьба как раз и находится в селе Ивановском.

В колхозный ОМОН, как окрестили отряд районные милиционеры, входит всего несколько человек, но они добились стопроцентной сохранности урожая. Неудивительно, ведь действуют они по всем правилам разведывательного искусства.Когда на поля спускается ночная мгла, три человека выдвигаются в дозор. В их распоряжении портативные рации, через них и сообщаются с командным пунктом.

А на самом пункте с верными помощниками-овчарками находятся Александр Иванов и его родственник Александр Бояркин, тоже первоклассный кинолог. Получив ориентировку от дозорных, группа захвата выдвигается в том направлении, где появились нарушители. Свет мощного фонаря, бьющий прямо в лицо, команда «Стоять!» и рычание псов заставляют непрошеных гостей оцепенеть. Случаи неповиновения, тем более сопротивления бывают очень редко.В ту ночь все шло своим чередом. Иванов с Бояркиным и преданными своими помощниками Графом и Этой находились на командном пункте. Дозорный по рации сообщил, что к полю со стороны прудов едет бричка, а в ней мужчина и две женщины. Позже уточнил: бричку спрятали в лесополосе, а сами с мешками и лопатами движутся в сторону луковой плантации.

Александр Бояркин с Графом шли впереди, чуть поодаль - Иванов с Этой. Ситуация не казалась чрезвычайной, как-никак в группе женщины. Скорее всего, обычные сельские несуны, может быть, идут на злое дело по нужде, а не ради наживы. Таких охранники обычно отпускают, предварительно пропесочив для профилактики. Но людей никогда не унижают. Сами были когда-то колхозниками и знают, насколько живуч в народе принцип «не украдешь - не проживешь»...

Когда раздалась команда «Стоять!», вор и не подумал подчиниться, бросился с лопатой на Бояркина. Но тут же наткнулся на кулак бывшего спецназовца Иванова. Отлетев от удара на несколько метров, парень вдруг полез за пояс, и Иванов увидел направленное в его сторону дуло обреза. Кинулся на вооруженного бандита, и тут же - звук выстрела и сильный толчок в бок. Услышал, как коротко взвизгнул Граф.Он отлично слышал, как бандит, держа наготове обрез, орал: «Стоять, гады! Замочу!» Но Иванов бросился к собаке: Граф с глубокой раной в спине, бездыханный лежал на земле. Его собачья преданность, этот его отчаянный прыжок спасли Александра.

У охранников колхозного поля всегда при себе цифровой фотоаппарат, ведь фотография вора - это улика при разбирательстве. А Иванову нужна была улика. Пока нажимал на кнопку фотоаппарата, бандит бросился бежать.

- Я был в бушлате, а он налегке, да и моложе меня лет на двадцать. Так что я его не догнал. Ну а баб тех и след простыл, пока мы дрались, - сокрушается Александр Иванович.Из той схватки Иванов вышел с ожогом от выстрела на предплечье, одна дробина попала в палец руки. Если бы не Граф, весь бы заряд достался Александру.Милиция приехала быстро. Узнав, что Иванов сумел сфотографировать преступника, милиционер невесело пошутил: «Папарацци! В него стреляют, а он фотки щелкает». Потом добавил в духе кота Матроскина: «Теперь долго будешь за ним гоняться, чтобы фотокарточку отдать».Но гоняться пришлось недолго. Жители соседнего хутора Веселого по фотографии сразу опознали своего земляка. Он задержан, ведется следствие.А ведь Иванов не был хозяином Графа. Его собака - Эта.- И моя Эта так же вступилась бы за Бояркина, - ни на секунду не сомневается Александр Иванович.

- Мы вместе собак воспитываем, и для них мы не хозяева, а братья. Любить собаку по-братски - в этом главный принцип работы Иванова и Бояркина с этими благородными, умными животными.- Если собака чего-то не понимает, ни в коем случае не надо на нее кричать и тем более бить, виноват в этом ты, человек, а не она, - считает кинолог Александр Бояркин. - Я за определенную плату берусь подготовить желающим хороших верных защитников, - говорит Александр Иванов.

- Думаете, я собак воспитываю? Нет, их хозяев. Собака и так все умеет и знает, надо человека научить понимать животное, доносить до него свои мысли. Сказал, например, «Ко мне!», так не тяни тут же за поводок, не злись, что не спешит повиноваться. Ты дай ей две секунды обдумать, чего от нее хотят, а потом только чуть-чуть тронь поводок. Многие походят-походят ко мне на занятия и бросают. «Что это он меня дрессирует!» - возмущаются. Друзья-кинологи убеждены: с собаками надо жить одной жизнью. Делить с ними последний кусок хлеба, укрывать от дождя и стужи в ущерб себе любимому, никогда не обижать. Только тогда она превратится из дрессированной четвероногой особи в защитника и друга, способного ради тебя пожертвовать жизнью. Собаки Иванова и Бояркина до такой степени преданы своим хозяевам, а правильнее сказать - друзьям, что даже когда спят, охраняют их.

- Я не раз наблюдал, что если кто-то знакомый придет ко мне в дом, собака вроде бы мирно дремлет на полу, пока мы беседуем. Но стоит ему подойти ко мне чуть ближе или повысить голос, как тут же раздается предупредительное рычание, - рассказывает Александр Иванович.

- У меня когда-то уже был Граф, другой, - говорит Александр Бояркин. - После того как он погиб, я 20 лет не мог найти ему достойную замену. А когда нашел, тоже Графом назвал. Теперь и эту собаку потерял. Сразу после той схватки был в шоке, а на следующий день всем нутром осознал, какая беда на меня навалилась. - По экстерьеру-то хорошую собаку найти нетрудно, а вот по душе и уму - редкая удача, - соглашается Иванов.

Руководство колхоза имени Чапаева после того происшествия решило премировать охранников. Дали денег и на покупку новой собаки. Иванов и Бояркин приобрели полуторамесячную Кару. А в подарок от собаковода-любителя получили еще и Боя - сына погибшего в бою Графа. Время традиционного деревенского сторожа в шапке-ушанке, с берданкой, заряженной солью, прошло. Нынче такому стражу покажут кулак или дадут пинка - и выноси все, что заблагорассудится. Не случайно так называемые инвесторы, затевая бизнес на развалинах старых совхозов и колхозов, первым делом налаживают охрану своей собственности. Широкоплечие и крепколобые охранники, привезенные, как правило, из городов, за хорошую плату не только шею намылят за хозяйское добро, но могут и жизни лишить. Однако чужд крестьянскому миру этот пришлый, нередко полублатной элемент.

Понятно, что ивановский колхозный ОМОН не чета им. Эта охрана, что называется, плоть от плоти, свои, сельские ребята.

Иванов и его товарищи заключили с хозяйством договор, где расписаны их права и обязанности в соответствии с законодательством об охранной деятельности. Там оговорено и использование служебных собак. Не случайно у милиции вопросов к охране по поводу случившегося ЧП не возникло - действовали в рамках должностных инструкций.

- Чаще всего, конечно, обходится без крайностей, - говорит Иванов, - обычно воры отделываются штрафами. Ну а этот дурак с обрезом по своей глупости срок мотать будет. А в целом народ нас понимает. Я как-то встретил одного, который на меня с саперной лопаткой в атаку шел. Его собаки здорово покусали. Спрашиваю: «Ну что, зла не держишь?» «Нет, - говорит, - Иваныч, сам виноват, знал ведь, на что шел».

Комментариев нет.