Подворье, личное подворье

Куда податься бедному крестьянину со всем тем, что выращено им на личном подворье?

Вот уже более десятка лет в деревне Григорово Сандовского района, на границе трех областей - Тверской, Вологодской и Новгородской, супруги Василий и Люба Кустовы живут исключительно своим подворьем.

Сперва отгородились от колхоза арендой, а потом и вовсе ушли в одиночное плавание. Колхоз умер, они остались. Племенных коров покупали, бычков откармливали, овец разводили, молочными поросятами торговали, теперь вот картошку выращивают. Таких, как они, в России множество. Более половины всех сельхозпродуктов - молока, мяса, овощей - дает сегодня стране личное подворье. Оно и кормит деревенского жителя - другой работы в деревне нет. Но для того чтобы прокормиться, мало произвести, надо еще с выгодой продать. А вот с этим проблема. Старые сбытовые и закупочные организации развалились, новые так и не появились. Эту нишу активно занимают перекупщики, но и их не хватает. Не потому ли не спешат на свежий воздух молодые городские пенсионеры и безработные, не потому ли сокращают поголовье на личном подворье коренные деревенские жители, что молоко приходится выливать на землю, а мясо отдавать за бесценок? Региональные, местные власти мало где помогают. Крестьянин оставлен один на один с диким рынком.

Василий с Любой исходили этот рынок вдоль и поперек. За прилавком стояли, пороги закупочных и перерабатывающих организаций обивали, по дворам и домам ходили. Василий: Есть такое мнение, что имей двух коров - и ты в деревне проживешь. Правильно, с голоду не помрешь. Но денег не будет. Потому что, надо накосить каждой по 3 тонны сена. Все лето будешь вкалывать, убившись. Купить - рубль сорок за килограмм. Получается по 4200 рублей на корову. Она же кроме сена еще и хлебца попросит. А молоко завод принимает по 3,50-4 рубля за литр. Но его туда на чем-то отвезти надо, а там - как примут. Какую жирность, кислотность поставят. Как на тебя посмотрят, как ты посмотришь. А потом денег жди, когда они появятся у них в кармане. Месяц, а то и два-три. Люба: Пробовали перерабатывать молоко в сливки сепаратором и продавать его частникам. После утренней дойки надо молоко пропустить через сепаратор и куда-то ехать продавать, а кто скотине будет готовить? Потом, сегодня частник взял, у него гости, а завтра - нет, и мы пустыми возвращаемся. Весь день уходит на эту мороку. Вместо того чтобы кто-то приехал и забрал у меня это молоко по реальной цене, чтобы я только с животными работала и у меня оставалось время на личную жизнь. А так, никакой личной жизни - одна скотина.

В Пскове на привокзальном рынке бабушки, торгующие молоком и творогом, рассказывали: если прежде с них требовали лишь справку о наличии коровы, то теперь нужна еще ветеринарная справка и личная медицинская книжка. Оформляют книжку в районной поликлинике. Стоит она не меньше четырехсот рублей, и делать ее необходимо дважды в год. Прежде частники сдавали свою продукцию на приемные пункты. Сейчас даже в относительно благополучном Псковском районе осталось только три таких пункта, но молоко туда приходится возить самим. В итоге поголовье коров только в пригородном поселке им. Кирова за последние три года сократилось почти втрое. В прошлом году это объясняли засухой, бескормицей, но и нынче оно продолжает сокращаться, несмотря на обилие кормов.

Василий: Пробовали заниматься мясом - тоже невыгодно. Почему? Забил бычка - найми машину, здесь документы оформи, там. Потом надо торговать, а это не в каждом заложено. Но дело даже не в этом. Выезжаем рано утром, приезжаем к вечеру. Хозяйство, дети - все без присмотра. Дешевле отдать мясо перекупщику.

На рынке в Бежецке в мясных рядах я нашел лишь одного продавца, торгующего своей продукцией. Нина Петровна живет в пригороде. Рассказывает: за клеймение мяса заплатила 170 рублей. За торговое место - 300. Ну рубщику еще отдашь две сотни. Все равно, считает, с прилавка торговать выгоднее. Вырезку продает по 120 рублей, грудинку - по 75. А перекупщик все мясо берет по 70 рублей за килограмм, ноги - по 40, а ливер вообще бесплатно. Но если живешь далеко от города, ничего другого не остается, как отдать перекупщику, говорит она.

Люба: Если в среднем по 70 рублей за килограмм, это еще хорошо. Но затраты все равно не окупит. Чтобы бычка или поросенка вырастить, надо не меньше года. Хоть и говорят, что за 4-6 месяцев они вырастают в гигантов. Но у нас так не получается, видно, не хватает знаний. Ладно, вырастили, продали 100 килограммов - 7 тысяч за год. Доход. А расходы кто считал? Особенно мой физический труд? 120 рублей за килограмм - да, реальная цена мяса. Но ее никто не дает. Василий: Мы смотрим на райпо, почем оно закупает и почем продает в магазинах. Выше магазинной тоже не поставишь. Райпо - это те же самые перекупщики, только они еще больше цену снижают. А куда денешься? Если своей машины нет и перекупщика не нашел, то и райповскому магазину рад. По мнению председателя совета Богучарского райпо Воронежского облпотребсоюза Виктора Замчалова, хозяева подворий отдают предпочтение перекупщикам не потому, что те дороже платят. "Мы, - говорит он, - кроме справок о вакцинации, состоянии животного на момент забоя, о том, что оно выращено именно на данном подворье, должны взять у хозяина его паспортные данные и внести в пространный документ, именуемый "Налоговая карточка по учету доходов и подоходного налога за год". Карточку полагается заводить на каждого сдатчика и в течение года помесячно указывать в ней все, что от него приняли и на какую сумму.

Сдала бабка ведро семечек или десяток яиц - и на нее заводи карточку. Потом передаем их в налоговую инспекцию - согласно инструкции Госналогслужбы России № 35 от 29 июня 1995 года. Спрашивается, зачем, если доход с приусадебного хозяйства налогом не облагается? Этот бюрократический зуд дорого обходится. Не говорю уже о пустой трате времени бухгалтерией райпо. Жители боятся с нами сотрудничать: сегодня налог не берут, а завтра по накопленным данным взыщут сразу за несколько лет. У нас боятся государства, не верят правительству и от сбора данных для налоговой инспекции ничего хорошего не ждут. А перекупщика даже фамилия хозяина не интересует. Подавать в налоговую инспекцию сведения о полученных доходах он, скорее всего, не будет. В итоге только по Богучарскому району около 2 тысяч тонн мяса уходит перекупщикам, не принося государству ни копейки дохода.

В последние годы в малых городах и райцентрах вырос целый класс профессиональных перекупщиков. Мясо скупают в основном местные жители. С одной из них, Марией Ивановной, я познакомился в городе Пестово Новгородской области. Когда-то фермерствовала, но после гибели мужа скот забила и повезла на рынок. Да там и осталась. У нее своя машина. Она ездит по деревням и скупает мясо. В мясном ряду у нее свое место. "В среднем имею по 20 рублей с килограмма, - говорит она. - Но торговля идет по-разному. Летом, когда дачников много, хорошо. Сейчас так себе - в день в среднем на 2 тысячи продаю. А весной и вовсе не шла. По 500-600 рублей наторговывала".

По ее словам, перекупщику не до жиру, свести бы концы с концами. Картошку скупают профессиональные перекупщики уже иного масштаба, в основном приезжие. Раньше много машин ездило из Питера. Сейчас Питер завален дешевой белорусской картошкой, и это сильно ударило по крестьянам Северо-Запада. Ныне на здешних дорогах чаще увидишь машины с вологодскими и новгородскими номерами.

Люба: Прошлой весной питерские дачники заехали мешок картошки купить. Говорят: а чего вам самим в городе не торговать? В город-то мы въедем, а с чем оттуда выедем: с деньгами или без денег и без головы?Василий: Вот вы спрашиваете, где деревенскому человеку взять деньги, чтобы выжить? Мы вкалываем и что-то имеем. Деревня даже считает нас богатыми. От государства мы ждем только одного: помощи в реализации произведенного. Не надо деньги в нас вкладывать. Вложите их в сбытовые и перерабатывающие организации. А то ведь скоро в деревне ни скота, ни птицы не останется. 

Мы разговаривали с Кустовыми в сезон сбора клюквы. Цены на нее за неделю выросли с 30 до 45 рублей за килограмм - где там картошке. Перекупщики перехватывали болотную ягоду у сборщиков прямо у кромки леса, брали неперебранную, вместе с мусором. Население кинулось в леса и болота. За сезон можно было всей семьей заработать столько, сколько и подворье не даст. Без всяких капиталовложений.

Комментариев нет.