Сельская школа

Как спасали школу

Под предлогом оптимизации расходов и необходимости повышения качества образования в России продолжают уничтожать сельские малокомплектные школы.Впервые в российской практике суд первой инстанции подтвердил: ликвидация малокомплектной школы в деревне незаконна.

Не мытьем, так катаньем

Малаховскую сельскую школу пытаются закрыть уже второй год, и сознание учителей и жителей Красноармейской волости поначалу с этим как-то смирилось, что ли. Не одни они попали под колеса странной образовательной реформы, усилиями региональных властей доведенной до абсурда и больше похожей на бездушный механизм, пожирающий не только сельские школы, но и сами села. Только за 2006 год в Себежском районе было закрыто, или, как принято нынче говорить в чиновной среде, оптимизировано, 12 сельских малокомплектных школ - больше, чем в каком-либо другом районе области. Остались без работы около 500 учителей. Бороться с чиновничьей машиной казалось так же бесполезно, как встать против паровоза: все равно задавит.

27 апреля 2007 года глава Себежского района Владимир Афанасьев подписал постановление о присоединении в целях оптимизации малаховской основной общеобразовательной школы к идрицкой средней общеобразовательной школе. Идрицы - поселок, находящийся в трех десятках километров от деревни Исаково, где «прописана» малаховская школа. Но постановление это было опротестовано прокурором как незаконное, ибо прерогатива принимать такие решения принадлежала районному собранию депутатов, а не главе исполнительной власти. Однако с первой попытки провести через депутатов это решение не удалось - они все как один выступили против оптимизации. В их распоряжении было письмо, подписанное 215 сельскими жителями, в котором те просили депутатов школу сохранить.

Настало лето. Школе не выделили денег на ремонт - это было уже плохим признаком. Ремонт вели своими силами и на свои средства учителя и родители. Вопреки мрачным прогнозам здание готовили к новому учебному году. Наконец 24 июля в Исаково нагрянула целая делегация разнокалиберного начальства. Здесь были и глава района Владимир Афанасьев, и начальница районного отдела народного образования Лариса Кремс, другие чиновники из района и области. В центре досуга собрали родителей с целью убедить их, что закрытие школы не зло, а благо. Директор школы, глава местного самоуправления сидели в сторонке незваными гостями. Чиновники врали красиво. Говорили, что ни о каком закрытии школы и подвозе детей за 30 километров речь не идет.

Школа как работала, так и будет работать, просто не как самостоятельный участник образовательного процесса, а в качестве филиала идрицкой школы. (На самом деле в таком случае школа прекращает свою деятельность как юридическое лицо, а следовательно, перестает быть субъектом образовательного процесса, лишается лицензии и уже не имеет права оказывать населению образовательные услуги.) Учителя как работали, так и будут работать. (Без зарплаты и тарификации много ли наработаешь?) Дети как учились здесь до 9-го класса, так и будут учиться. Разошлись в конфликте. Родители согласия на изменение статуса школы не дали. Чиновники определились в решении школу закрыть.

Два дня спустя на внеочередном районном собрании депутатов разговор уже был совсем иной. Никто ни о каком филиале речи не вел. Сказали: школу закроем совсем. Будет подвоз детей автобусами в Идрицы и проживание их в интернате в лесу на одном из этажей общежития сельхозтехникума, который, правда, еще не готов к приему детей, но к зиме, в крайнем случае к Новому году будет подготовлен. Как в лесу? Как в общежитии сельхозтехникума? Да разве можно?! Можно. Иного решения нет. Кто за? И большинство депутатов на глазах изумленных родителей хоть и нерешительно, но подняли руки вверх. Вот тогда жители и ополчились против властей.

«Без школы нам здесь не жить»

Нет, не одно только сомнительное общежитие, призванное на пять дней в неделю стать пристанищем для несовершеннолетних, в возрасте до 15 лет, ребятишек Красноармейской волости, стало причиной бунта родителей, хотя и оно тоже. «Как же так, - возмущаются люди, - власти, призывая брать на патронажное воспитание брошенных детей, понуждают нас самих отдавать в интернаты собственных детей?» Не меньше общежития был страшен и автобус. Это в Америке, с которой реформаторы от образования слизали свой проект, автобус подходит к каждому фермерскому дому. Здесь он будет доходить только до волостного центра - деревни Исаково. Из других деревень - а это от 6 до 13 километров - родители должны будут детей доставлять сами. А у них, в отличие от американских фермеров, нет своих автомобилей. Значит, дети должны будут добираться до Исакова на перекладных или даже пешком, а здесь пересаживаться на школьный автобус. Они и теперь добираются кто как может. Но здесь, даже если ребенок опоздал на полчаса, на час, он все равно в школе. А автобус ждать не станет. И дети из отдаленных сел вовсе перестанут посещать школу.

В волостях, где школы закрыли раньше, именно так и происходит. К тому же это только по телевизору показывают специально купленные и подготовленные для перевозки детей автобусы. Здесь вешают табличку «Школьный» на обычный пазик из автопарка, и все. Ни специального оборудования, ни ремней безопасности. Как будто табличка, как оберег, может спасти детей от дорожных случайностей. Кто будет отвечать за безопасность детей в дороге, когда даже сопровождающий педагог по штатному расписанию не предусмотрен, и это на федеральной трассе Рига - Москва, где почти еженедельно случаются аварии? Водитель? Ему некогда следить за тем, что происходит в салоне. Он и за дорогой-то порой не следит. Так, по вине пьяного водителя перевернулся автобус с детьми из бывшей сутокской школы. Слава богу, на этот раз обошлось без жертв. У другого автобуса отказали тормоза, и он съехал в кювет.

Две основные проблемы - интернат и транспорт - потянули за собой и другие, о которых раньше как-то не думалось. В малаховской школе дети с утра до вечера под присмотром. После уроков работают кружки по интересам, спортивные секции. Здесь самая лучшая в районе самодеятельность, волейбольная команда занимает второе место в районных соревнованиях. Там они всего этого будут лишены, автобус увезет их домой сразу после занятий. Как они будут питаться? Здесь подсобный участок обеспечивает школьную столовую картошкой, капустой, морковью и обед в ней стоит всего 6 рублей 50 копеек, причем в меню всегда есть горячие блюда. В поселковых школах горячего питания нет, а обеды дороже раза в четыре. Кроме того, идрицкая школа учится по другой программе, значит, надо покупать новые учебники, а это тоже немалые траты. Откуда брать деньги, если многие родители сидят без работы?

Все эти вопросы встали вдруг перед жителями деревень Красноармейской волости Себежского района во всей своей неразрешимости. Стало понятно: в области да и в стране создана уникальная машина по уничтожению не только сельских школ, а и самого села. К примеру, здесь, в Красноармейской волости вначале убрали садик, это уже подвигло молодые семьи либо уезжать, либо отказываться от рождения детей. Потом сократили фельдшерско-акушерский пункт. Теперь взялись за школу. А школа для села - как градообразующее предприятие для города. Она потянет за собой ликвидацию библиотеки, клуба, а в перспективе и волостной администрации и самой волости. Жизнь с ее привычным укладом безвозвратно рушилась.

Одни просто плакали. Другие собирали вещи, бросали жилье, подыскивая работу и жилье в Себеже или Идрицах. Третьи сочиняли письма-жалобы. Пытались дозвониться до Путина, но безуспешно. Самые радикальные предлагали перекрыть железнодорожную и автомобильную магистрали Рига - Москва. Некоторые отцы спрашивали: может, надо кое-кого встретить в сумерках и потолковать? - Если бы тогда нашелся свой Пугачев, он бы поднял восстание. И к нему бы присоединились другие волости. Вот до какого кипения довели людей, - говорит учительница Ирина Демидова.В самый, казалось бы, трагический момент из уст в уста стало передаваться странное, никогда не произносившееся доселе слово «суд». А что суд? Что он решает в наши дни, когда все продано и куплено?

«Мы не верили, что выиграем процесс»

Родителям Красноармейской волости и учителям малаховской школы повезло дважды. Во-первых, с главой местного самоуправления. Виктор Лапшин - бывший офицер, приехал в эти края из Латвии, не согласившись быть там гражданином второго сорта. Здесь обосновался в брошенной деревне, на брошенных землях и до недавнего времени занимался фермерством. Пока граждане не призвали его на другую службу. Сев в кресло главы местного самоуправления, Виктор Михайлович сделал упор в своей работе на развитие малого бизнеса, создание рабочих мест, ибо местный колхоз давно приказал долго жить и иного пути, кроме создания частных предприятий, чтобы остановить исход трудоспособного населения из деревень, нет. И в конфликте между школой и районной администрацией он с самого начала встал на сторону родителей и учителей, а это, без сомнения, придало им силы.

- Мы теперь, что же, в конфликте? - спросил его глава района, уязвленный проигрышем в суде.- Никакого конфликта нет, - ответил Лапшин. - Что же касается школы, то я обязан отстаивать интересы жителей, которые меня выбирали.Во-вторых, малаховской школе повезло с тем, что на ее защиту встал редактор газеты «Псковская губерния» Лев Шлосберг. Правда, в суде он выступал не как редактор, а как частное лицо. Именно он сумел растолковать вначале учителям и родителям, а потом вместе с ними и суду, что принятые районными властями решения идут вразрез с федеральными законами «Об образовании», «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации», Семейным и Гражданским кодексами, Конституцией страны, наконец. Эти противоречия и легли в основу судебного решения.

А именно: - в соответствии с п. 5 ст. 34 Закона РФ «Об образовании» «ликвидация сельского общеобразовательного учреждения допускается только с согласия схода жителей населенных пунктов, обслуживаемых данным учреждением»;- согласно п. 2 ст. 13 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» «принятие федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления решения о реконструкции, модернизации, об изменении назначения или ликвидации объекта социальной инфраструктуры для детей, являющегося государственной и (или) муниципальной собственностью, не допускается без дополнительной экспертной оценки...». И в случае отсутствия экспертной оценки такое решение признается недействительным с момента его вынесения.

Напрасно представители районной администрации пытались доказывать в суде, что экспертная оценка была, выдавая за нее решение группы чиновников. Для такой оценки, по закону, должна быть создана экспертная комиссия, в которую, опять же по закону, должны войти глава сельского поселения и директор школы, а этого не было. Напрасно районные чиновники пытались выдать за сход граждан то родительское собрание, на котором так и не удалось добиться консенсуса.

По закону сход граждан созывается либо собранием депутатов, либо жителями волости через главу местного самоуправления. Такого схода тоже не было. Суд установил, что оспариваемое решение вынесено собранием депутатов Себежского района в нарушение Семейного кодекса РФ и Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и связанных с ними норм Федерального закона «Об образовании» в сфере охраны прав семьи и детей, согласно которым при осуществлении деятельности в области образования и воспитания ребенка в семье, образовательном, специальном учебно-воспитательном или ином оказывающем учебные услуги учреждении не могут ущемляться права ребенка. Что ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы. Что родители (законные представители) несовершеннолетних детей до получения последними основного общего образования имеют право выбирать формы обучения, образовательные учреждения, защищать законные права и интересы ребенка, принимать участие в управлении образовательным учреждением.

Да простит мне читатель протокольный язык этой части моего повествования, мне важно донести до родителей и учителей других школ других регионов, на что они могут опираться, обращаясь в суд за защитой, если их школу пытаются закрыть. - Я лично в ходе судебного процесса узнала очень много законов и прав, которыми я и мой ребенок можем пользоваться, - призналась учительница Ирина Демидова. Хотя изначально она не верила в желаемый исход дела, как и многие другие деревенские жители.

И когда суд все же признал реорганизацию малаховской школы путем присоединения ее в качестве отделения к идрицкой недействительной, она заплакала. Плакала не она одна. Плакали родители. Плакала директор школы Галина Жиглова. Это были слезы людей, доказавших, что они не быдло, с которым можно поступать как вздумается, а граждане, способные отстоять свои права.Впрочем, борьба еще не закончена и исход ее не ясен. Продолжаются проблемы с финансированием школы. Администрация района подала в областной суд кассационную жалобу.

Комментариев нет.