Управляем сами. О реформе местного самоуправления

Мы не раз писали о реформе местного самоуправления. Как бьется за право распоряжаться своей долей налогов город-донор Покров Владимирской области. Как искусственно заимствует немецкий опыт насквозь дотационный Печорский район на Псковщине. И как эффективно использует свой уральский город Чусовой. Нынче мы съехали с асфальта и "нырнули" в самую, что ни на есть глубинку - в село Защитное Щигровского района Курской области. И сразу же застряли в черноземной дорожной хлябине. Где-то рядом с нами буксовала и административная реформа, призванная приблизить власть к народу.

Сельсовет в луже

А власть от народа и не пряталась. Она сидела в холодной, прокуренной и плохо меблированной комнате в сапогах, кепке и болоньей куртке в лице главы муниципального образования "Защитнинский сельсовет" Вячеслава Рыбкина и с тоской смотрела на разбитую дорогу, покосившиеся палисадники, неработающие колонки и прохудившуюся крышу местной школы. И думала не о дороге и даже не о колонках и крыше, а о том, будет ли чем платить зарплату учителям и медикам. Обычные думы обычного сельского головы обычного российского села.

А мы влезли в эти думы, как слон в посудную лавку, с расспросами: что же представляет собой административная реформа для российского села? Вячеслав лукавить не стал.- На сегодняшний день по тем законам, по которым мы работаем, обязанности у меня почти те же самые, что в райцентре Щигры или в областном Курске: пожарная часть, дороги, водоснабжение, завоз топлива, газификация, социальная сфера, медицинское обслуживание, образование, культура, содержание мест захоронения, экология... Больше, чем пальцев на руках.

Всеми этими вопросами мы обязаны заниматься, никто, и не собирается спорить, на то мы и власть. Но если здраво-то рассудить, ведь под каждую обязанность должны быть заложены хоть какие-то деньги. На что, скажем, поддерживать пожароготовность и содержать места захоронения? Так вот, на сегодняшний день на эти цели не выделено ни рубля. И судя по всему, в обозримом будущем выделено не будет. Давайте считать. Бюджет нашего сельского муниципального образования составляет сегодня 1 миллион 154 тысячи рублей. В основном рубли эти дает нам область. "Своих" денег - всего ничего, около 500 тысяч. Тех, что мы набираем по налоговым статьям, нам по закону оставленным.

Это земельный налог, плата за аренду земель, налог на имущество жителей... Все. Основная масса населения - 327 пенсионеров - от налога на имущество законом освобождена. С остальных при самом хорошем раскладе можно взять от силы 11 тысяч рублей. Это не деньги. Не те деньги, на которые что-то можно сделать даже в нашем небольшом селе. За земельные наделы платятся тоже копейки. Основные деньги капают в наш кошелек от арендаторов - больших фермерских хозяйств и еще не обанкротившихся сельхозкооперативов. Если, разумеется, с них эти налоги удается выбить. Каких-либо других источников законного получения денег у сельского головы нет, и я думаю, даже находчивый Остап Бендер, окажись он на моем месте, приуныл бы. И это притом, что у нас в районе всего три сельсовета, которые более-менее что-то собирают, а наш - один из них. И при этом мы оказываемся в более невыгодном положении, чем те, кто вообще ничего не собирает. Сколько денег по своим сусекам нагребли, на такую же точно сумму на следующий год сокращают дотацию. Чем лучше работаешь, тем хуже для тебя. Чисто по-нашему. Другие палец о палец не ударят - и сидят в теплых кабинетах, похохатывают, глядя на нас. Все равно то, что положено, из области дадут и чего эти дураки пупки рвут? Но давайте считать дальше.

Что такое 1 миллион 154 тысячи рублей? Это зарплата бюджетникам - врачам, учителям, медикам, нам, чиновникам. Ну а в довесок еще и пачка бумаги со скрепками. Все. Никакая тут социальная сфера не просматривается. Для своего маленького счастья, как Шуре Балаганову, нам надо, как минимум, два миллиона. Тогда можно было бы хоть что-то для культуры сделать, крышу у больницы отремонтировать. Но никто нам эти миллионы на блюдечке с голубой каемочкой не поднесет. И нам их взять неоткуда.Главная цель проводимой в стране административной реформы (по крайней мере, так декларируется) - приблизить власть к народу. Не знаю, как где, но на уровне нашего сельсовета получается все наоборот. Функции ЗАГСа у нас забрали. Регистрировать смерть, рождение, брак - за всем этим люди едут теперь за 45 километров в город Щигры. Там же паспортизация и прописка. Домик продать - проблема.

Раньше все сделки оформлялись в сельсовете и стоили недорого. Нынче все функции забрали себе кадастровая, регистрационная палаты, управление юстиции Курской области. И везде нужно платить. Не только за дорогу туда и обратно, хотя у многих и на билет лишней копейки нет. Дерут с крестьянина три шкуры за оформление бумаг. Вот, допустим, старушка, уезжая к детям, решила продать свой домишко. Красная цена ему - семь-десять, от силы двенадцать тысяч рублей. Чтобы оформить сделку, надо готовить пакет документов: справка БТИ, технический паспорт, свидетельство на землю, постановление. Плюс межевание земли, которое стоит до 5 тысяч рублей. То есть оформление всей документации обойдется этой старушке в 7,5-8 тысяч рублей. Не считая остальных хлопот. Цена дома, таким образом, возрастает в два раза. Да никто его за такую цену не купит. Легче сжечь да страховку получить. Наши люди это быстро поняли - мы же мудрые. Нет, красным петухом баловаться не рискнули - дело подсудное. Но стали передавать дома с рук на руки без всяких документов - за наличные деньги. Пишут расписки, что один заплатил, а другой получил определенную сумму, приходят ко мне, и я заверяю.

Нет, не саму сделку, этого я делать не имею права. А то, что подписи Иванова и Сидорова действительны. Сами подписи удостоверяю - и только. А то, что в бумаге написано, говорю - это ваше дело. Юридической силы этот документ не имеет. Дом фактически остается за тем, кто его продал. Но у покупателя на руках появляется хоть какой-то документ, который в случае чего можно представить в суд. Дикость. Самодеятельность. А что делать? В земельном комитете говорят: мы все понимаем, но не можем выше закона прыгнуть. А по закону в нашем муниципалитете должен быть человек с юридическим образованием, который к тому же прошел дополнительные нотариальные курсы. Помилуйте, да где я его найду? И станет ли такой человек у меня за тысячу рублей в месяц работать? Не станет! Значит, все это переходит в частные нотариаты и ложится бременем на карман деревенского жителя. Нам, сельской власти, не надо много функций. Тепло, свет, вода, дороги. И все. Но под эти функции дайте деньги. Или закрепите налоги. Нет, последнее отбирают. В позапрошлом году нам оставляли хоть подоходный налог, теперь забрали и его. А это были хоть какие-то постоянные поступления. За землю же платят всего два раза в год: первый раз в сентябре, второй - в ноябре. Но мне надо на что-то жить круглый год, с января по декабрь.

А на что прикажете? Власть без денег - не власть. Вот мне говорят: почему ты там ничего не делаешь? А как я должен делать? На какие шиши? И так за все - сгорел ли насос, прорвало ли водопровод - с населения копеечку собираем. Какая потребность - шапку по кругу. Но сколько можно тянуть из и без того тощего кармана? Ну раз, два на энтузиазме выедешь, а когда это входит в систему, уже не срабатывает. А меж тем на выборах глав сельских администраций выстраивается очередь в 5-8 человек. Дебаты устраивают, компромат друг на друга копают, манну небесную населению обещают. Да не ради того, чтобы помочь населению, многие идут во власть, давайте честно об этом скажем. За зарплатой выстраиваются в очередь. Для села зарплата сельского головы, тысяч восемь рублей в месяц, - большие деньги. И пенсия у чиновников куда больше, чем у остальных.

И льготы. На них и идут. С желанием что-то получить, а не с намерением что-то сделать. Идут, часто даже примерно не представляя, чем им придется заниматься. Думают: дал справку - и гуляй. А то, что крыша у школы течет, дорога к кладбищу разбита (в непогоду покойника к последнему приюту хоть волоком тащи), водопровод проржавел, на одних молитвах держится - об этом не думается. Это пусть Москва и Курск делают. А ведь надо еще и в законах разбираться. Любое решение должно соответствовать законодательству, иначе оно будет опротестовано прокурором. ...Впрочем, даже если и знаешь, что надо делать, что толку. Ну клуб надо ремонтировать? Надо. Больницу тоже. Штакетник поставить. Все мы понимаем. Не оттого сельский голова не засыпает пресловутую гоголевскую лужу посреди улицы, что не видит ее. Все мы видим. Даже лучше видим, чем государственная власть. Потому что мы действительно ближе всех и к народу, и к этой несчастной луже. Но у меня нет денег на то, чтобы засыпать эту лужу. Только и всего.

Комментариев нет.