О капитализме в деревне

Капитализм в отдельно взятой деревне не выстроишь

Тезис председателя аграрного комитета Госдумы Валентина Денисова о том, что деревня сама должна определиться, какой ей быть («СН» № 10 за 2011 г.), не находит понимания в муниципальных образованиях.

- В районе, которым мне выпало руководить, из 214 деревень больше 30 можно убрать со всех карт - в них никто не живет. И процесс этот, к сожалению, будет продолжаться, - с горечью говорит глава Сандовского района, заместитель председателя правления ассоциации муниципальных образований Тверской области Марина Тихомирова. - Чтобы сохраниться, у самой деревни сил уже нет. Как и у района. Особенно такого небольшого, как наш. Бюджет дотационный и наполняется по минимуму, а мы, кроме того, тащим на себе сельские поселения, где бюджеты еще беднее. Выполнить сразу все «хотелки» невозможно, учимся туго завязывать пояса и правильно расставлять приоритеты.

Обнадеживает лишь то, что Владимир Владимирович Путин рассматривает возможность расширения налоговой базы местных органов само¬управления. Только пусть это будут такие налоги, которых хватало бы на выполнение всех спущенных нам полномочий. Потому что нынешних двух налогов - на землю и имущество - хватает лишь на латание дыр, и то не всегда и не всех. А чтобы сохранить деревню, нужна не отдельная программа развития для каждой из них, а федеральная программа, и касаться она должна не столько крупных производств, которых в нашей зоне по пальцам пересчитать, сколько малых форм хозяйствования - крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйств.

-  У нас так получается: в Москве считают, мол, вам дали власть - и живите как хотите. А денег-то нет, - вторит ей глава администрации Устюженского района Вологодской области Владимир Волков. - Мы сегодня вообще не заинтересованы в развитии производства, так как на сто процентов дотируемые. Вышестоящие власти нас с руки кормят. А мы эту кормежку должны отрабатывать. Скажите, если вам дать много полномочий, но не дать денег на их выполнение, вы пойдете в главы сельского поселения? И никто не хочет. Вот и ищем таких смельчаков, которые все-таки пойдут. У нас в области есть своя программа «Развитие потенциала сельских территорий». В нее вошли пять районов, а в каждом из них - какое-то сельское поселение. Но программа дотируется из областного бюджета. Сама же деревня поднять себя не в состоянии.

Можно ли в нынешних условиях все-таки сохранить российскую деревню?

Центральные усадьбы, где еще что-то осталось - биб¬лиотеки, фельдшерско-акушерские пункты, школы, магазины, - сохранить можно, считают в муниципальных образованиях. Но только сегодня. Завтра будет поздно. А укрупнение районов - эта идея бродит в некоторых головушках федеральных чиновников - ситуацию не улучшит. Да, деревень в таком районе будет больше, но расстояние между ними увеличится и управлять такими территориями станет сложнее.

- Нашего мнения обычно не спрашивают, даже когда принимают судьбоносные для нас решения. Ставят перед фактом, и нам остается лишь выполнять, а если противимся, начинают выкручивать руки, - говорит глава Аткарского района Саратовской области Юрий Кошелев. - Так было со всеми реформами - пенсионной, здравоохранения, образования, органов внутренних дел. Примем, а потом высчитываем, что они больше несут - пользы или вреда. Подушевое финансирование школ, я считаю, направлено на разрушение села.

- Банкротство сельхозпредприятий - вообще вредительство, - добавляет глава муниципального образования «Каракулинский район» Удмуртии Сергей Русинов. - Были колхозы, которые сами себя обеспечивали, за счет них жили и деревни, и люди. Но вот пришли другие люди, чужие, со стороны, и все распродали, не спрашивая нас. В результате введения внешнего управления не было оздоровлено ни одно предприятие. Идет вакханалия распродаж того, что еще можно продать. А по сути, нарушение структуры жизнедеятельности людей, когда полностью умирают деревни. И таких сырых законов немало.

- Надо скорректировать вопросы земельных и имущественных отношений, - считает глава Увельского района Челябинской области Анатолий Литовченко. - По нынешним законам каждый колхоз, чтобы распоряжаться своим имуществом, должен доказать, что оно ему принадлежит, заплатить большие деньги, зарегистрировать его в БТИ. Но если имущество его, им построено, зачем лишний раз доказывать это, да еще тратить деньги, которые как воздух нужны для развития? Поднимите из архива прежние документы и зарегистрируйте по упрощенной схеме.

- С землей вообще творится невесть что, - соглашается глава Сандовского района Тверской области Марина Тихомирова. - В районе используется лишь 35 процентов пашни, остальная не обрабатывается. Причем 20 процентов этой необрабатываемой земли куплено неизвестными лицами и уже не один раз перепродано другим неизвестным лицам. Опять же без нашего ведома. Кем, кому - регистрационная палата не называет, ссылаясь на коммерческую тайну.

Требует, на взгляд руководителей районов, отмены либо кардинальных изменений 94-й закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», который понуждает проводить торги, аукционы и конкурсы. Чаще на таких конкурсах побеждают не добросовестные компании, а откровенные жулики, которые предлагают условия, цены и расценки, заведомо заниженные, нереальные, невыполнимые. А когда приходит время держать ответ за невыполненные поставки, работы и услуги, вчерашние «победители» исчезают и найти их нет никакой возможности. Не нравится районным руководителям и программа софинансирования 50 на 50. Если говорить, к примеру, об асфальтировании дорог, то счет идет на миллионы, и софинансировать эти работы районы не могут по одной простой причине - в бюджете нет таких денег. А дороги - это жизненные артерии регионов.

Другая беда - контролирующих органов становится все больше, а помощи все меньше. Сегодня практически все организации - регистрационная, кадастровая палаты, бюро технической инвентаризации, налоговая служба, почта, полиция - имеют свои федеральные органы управления, а значит и свой ведомственный интерес, и направить их всех на обслуживание интересов районов практически невозможно. Последний пример: в результате реформирования органов внутренних дел многие районные отделы превратились в пункты полиции, а районные отделы перевели в те муниципальные образования, где населения не меньше 30 тысяч человек. Маленькие райцентры лишились ГИБДД, половины сотрудников и почти две трети участковых инспекторов. Милиция перешла на дневную форму работы, тогда как большинство преступлений совершается в вечернее и ночное время. В итоге такого реформирования жизнь в провинции не улучшилась, а, наоборот, ухудшилась. Люди вынуждены сами защищать себя и свое имущество. В деревнях мужики вступают в общество охотников и покупают оружие. Этого хотели?

Немало претензий накопилось и к пожарным службам.

- Зачем-то принудили поставить в каждой деревне таксофоны, хотя район охвачен мобильной связью. Заставили в каждой сельской школе установить тревожные кнопки, сигнал от которых поступает непосредственно в районную пожарную часть. Бюджетных денег потрачено на это уйма. Теперь представим себе (не дай Бог, конечно), случится пожар где-нибудь в деревне за 40 километров. Спасет эта кнопка? Пока пожарная машина по бездорожью доедет из райцентра до той деревни, одни головешки останутся. А на эти деньги можно было бы купить для деревни пожарную машину и вырыть там пруд, - сетует заместитель главы Ефремовского района Тульской области Владимир Фомин.
- Расскажу недавний случай, - это опять Марина Тихомирова. - Сетевой магазин «Черный кот» после райпо был самым хорошим налогоплательщиком. Когда открывался, ни у одной надзирающей службы вопросов не было. Потом вдруг пожнадзор подает в суд, и судья приостанавливает работу магазина на несколько месяцев. Для бизнеса это катастрофа. Хозяин сказал: «Зачем мне эта головная боль? У меня есть 140 других магазинов». И ушел из района. В результате магазин закрылся, а бюджет района потерял 300 тысяч рублей.

Между тем надзорные органы должны были бы не торговую точку закрывать, а способствовать улучшению ситуации. Как и внешние управляющие - не банкротить, а оздоравливать предприятия. Как и гаишники - не сидеть по кустам и не сшибать с водителей деньги, а наводить порядок на дорогах. Нет, все блюдут свой ведомственный или личный интерес. Многие службы, влияющие на жизнь района, сегодня независимы от органов местного самоуправления. Но такого не должно быть! Территориям надо развиваться и функционировать в едином ключе.

И последнее. Финансирование программы развития сельских территорий было урезано на 60 процентов, фактически сорвано. А ведь без строительства социальных объектов представить развитие села невозможно. Как, впрочем, и без производства.

Основа развития села - это партнерские отношения власти, бизнеса и общества. Как в каждом отдельном районе, так и в стране в целом. Нужна федеральная программа развития сельских территорий. А построить социализм или капитализм в отдельно взятой деревне невозможно.

С этим тезисом, высказанным одним из глав района, трудно не согласиться.

От редакции
Этой публикацией мы начинаем разговор о развитии сельских территорий, рассчитывая провести его сквозной темой через весь следующий год. Приглашаем принять в нем участие всех заинтересованных лиц - руководителей федеральных, региональных, муниципальных органов власти, глав сельских поселений, ученых, практиков, бизнесменов, политиков, но в первую очередь - жителей сел и деревень. Каким вы видите будущее своей малой родины? В войну мы отступали, оставляя территорию врагу, а теперь кому? Кто живет в заброшенных деревнях? Чем люди занимаются? Есть ли у вас в регионе своя программа развития сельских территорий? Расскажите о ней. Задавайте свои вопросы членам правительства, а мы постараемся не только донести их до высоких чиновных кабинетов, но и получить ответы от людей, которые сегодня руководят страной в целом и аграрным сектором в частности.

Комментариев нет.