О проекте "Учительский дом"

Большая перемена

О проекте За 16 лет образовательных реформ в результате перехода на так называемое подушевое, или нормативное, финансирование в России закрылись 12 тысяч сельских школ. Пытаясь предотвратить развал системы образования, местные власти предлагают свои проекты. Один из них - «Учительский дом» - получает все большее развитие в российских регионах.

Земская школа XXI века
Татьяна Васильевна Макарова, хозяйка учительского дома деревни Лукино Богородского района Нижегородской области, встретила нас у дверей школы. Точнее, у порога своего дома. Хотя верно и так, и так. Потому что школа стала для нее домом. Не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле.

Большое кирпичное здание деревенской школы ныне разделено на три части. В одном крыле вольно расположился семейный детский сад со спальной и игровой комнатами, столовой и пищеблоком. Здесь хозяйничают десять малышей во главе с воспитательницей. Середина здания отдана начальной школе со спортивным и компьютерным залами, классной комнатой. В школе шестеро ребятишек: двое первоклашек, один мальчик-второклассник и три девочки-третьеклассницы. Обеды для них готовятся в том же пищеблоке и тем же поваром, что и для дошколят. Ну а другое крыло приспособлено под жилье директора-учителя: спальня, две комнаты, санузел, горячая и холодная вода. Нет, правда, пока ни душа, ни ванны. Все вместе это называется «Лукинский учительский дом: начальная школа - детский сад». А Татьяна Васильевна - его директор и одновременно учительница.

Нижегородская область, к слову сказать, не была первооткрывателем этой формы образовательного учреждения. Проект под названием «Учительский дом» родился в прошлом году в Пермском крае, а именно в деревне Разино Кудымкарского района. Но и он взялся не из воздуха, а стал как бы современным аналогом некогда существовавших в дореволюционной России земских школ, сохранившихся в отдаленных деревнях и в советский период, где педагоги учили деревенских ребятишек прямо у себя на дому, выполняя одновременно обязанности директора, завуча, завхоза, уборщицы и повара. Разница разве в том, что нынешние учительские дома оборудованы компьютерами, а иногда и интерактивными досками и подключены к Интернету, занятия там проводятся по современным стандартам. Единственное отличие от обычной школы состоит в том, что учитель-директор волен распоряжаться выделенными школе средствами по своему усмотрению. Он может нанять сторожа, но может и сам выполнять его обязанности, тем более что он здесь днюет и ночует. Может взять на работу уборщицу, а может и сам мыть полы и убирать прилегающую к зданию территорию.

Сразу стало очевидным, что «Учительский дом» позволял сохранить малокомплектную школу в небольшой деревне, а по сути, и саму деревню. Поэтому пермский опыт заинтересовал ряд регионов, в том числе и Нижегородскую область.

О проекте Вперед в прошлое или назад в будущее?
Так что же это такое «Учительский дом»: шаг назад или два шага вперед?

Мне повезло: моим соседом по купе по дороге в Нижний Новгород оказался потомственный педагог Алексей Киселев. Он признался, что отец его, учитель с многолетним стажем, вынужден был уйти из школы, не согласившись с условиями ее реформирования. А именно, когда деньги идут за учеником, и этого ученика уже нельзя терять до самого выпуска, переводя его из класса в класс, даже если он откровенный лентяй, и ставя ему незаслуженные отметки. При этом школяр теряет стимул учиться хорошо, а учителю недостает времени на одаренных ребят. К тому же и «душа»-то ребенка в разных регионах оценивалась по-разному. Олег Смолин, заместитель председателя Комитета Государственной думы РФ по образованию, приводил такие данные о финансировании в расчете на 1 ученика: Якутия - 62778 рублей, Московская область - 53400, Карелия - 35034, Новосибирская область - 25125, Омская - 11129, Амурская - 9644 рублей. «Но разве ребенок виноват в том, что родился не под Москвой, а в Приморье?» - спрашивал депутат.

Мой попутчик Алексей Киселев - вот парадокс - как раз и занимается реформированием. Даже более радикальным, нежели Министерство образования. Он участвует в организации школы будущего в центре новых технологий «Сколково».

- Опять какая-нибудь американская калька, слепо перенесенная на нашу почву? - проворчал я. - А что, американцы - деловые ребята, быстро реагируют на все изменения. Появилась, допустим, у компьютеров функция исправления ошибок, ну и зачем теперь учить детей орфографии и чистописанию? Зачем выводить галочки-кружочки, если ребенок с малых лет пользуется клавиатурой? Здравствуйте, я ваша тетя! Это мы уже проходили: зачем Митрофанушке география, если есть извозчик? Этак мы сделаем человека приложением к компьютеру, калькулятору, айфону. А случись технический сбой, он как был дураком, так им и останется.

Словом, я не согласился с попутчиком-новатором: на мой взгляд, образовательная модель умнее ученика не делает. И в министерстве образования Нижегородской области по-прежнему считают чистописание важным предметом, необходимым не столько для того, чтобы научить ребенка красиво писать, сколько для развития моторики головного мозга. А ко всем нововведениям в образовании относятся с достаточной долей критичности.

- Здесь собрались люди, которые стараются сдержанно относиться ко всем новшествам, происходящим в образовании, - говорит начальник отдела дошкольного и общего образования заслуженный учитель России Виктор Шмелев. - Согласитесь, две системы наиболее консервативны в любом государстве - образование и здравоохранение. Когда начали вводить ЕГЭ и нормативное финансирование, мы не рвались в правофланговые. Ведь эксперимент в образовании - это всегда эксперимент над людьми. Мы сразу поняли, что нормативное финансирование - это удар прежде всего по сельской школе, а у нас в области 56 процентов школ расположено в сельской местности. И приняли решение держаться до последнего и в этот процесс не ввязываться. Продержаться удалось всего несколько лет. Когда в 2008 году Москва поставила вопрос жестко - или вы с нами, или мы без вас, министр образования областного правительства Сергей Наумов - кстати, некогда работавший во Всесоюзном пионерском лагере «Артек», - сказал: «Переходить на нормативное финансирование будем, но поэтапно, иначе произойдет обвальное закрытие сельских школ».

О проекте В 2009 году к федеральному нормативу добавляли из бюджета области каждой школе еще 75 процентов, в 2010-м - 50, в прошлом году - 25. Но за это время все районы закупили школьный автотранспорт, оборудованный для перевозки детей. Оснастили базовые школы всем необходимым - компьютерами, Интернетом, бесплатными учебниками, оборудовали химические, физические, биологические кабинеты, частично кабинеты русского языка и математики. В этом году начнется капитальный ремонт базовых школ. А когда возник проект «Учительский дом», он был воспринят как реальная возможность сохранить малокомплектные сельские школы. Тогда же родилась и идея создания семейных детских садов.

Дом с видом на эксперимент
Начался эксперимент с опроса глав муниципальных образований. Ибо только первое лицо, планируя социально-экономическое развитие района, понимает, насколько ему важна та или иная школа. Половина глав сказала проекту «Учительский дом» да. Подали заявки на участие в проекте. В них указали количество школьников, график рождаемости за последние 5-7 лет, перспективу развития данного населенного пункта, наличие профессиональных кадров, а главное, состояние помещения, где будет организован учебный процесс. После проверки представителями санэпидемслужбы и госпожнадзора большая часть заявок отпала. Но и оставшиеся 12 адресов не могли удовлетворить областную комиссию. Ну не соответствовали предложенные условия XXI веку. И не только потому, что не было новых программ, учебников, компьютеров и интерактивных досок. Важно, чтобы учитель имел стремление к самообразованию, потому что далеко не всегда его можно выдернуть из учебного процесса и направить в институт повышения квалификации.

Проанализировав ситуацию, областное министерство образования решило остановиться на двух разных вариантах. Это когда школа находится в частном доме учителя (деревня Овечий Овраг Краснооктябрьского района) или когда жилье для учителя оборудуется в школе (деревня Лукино Богородского района). А в марте 2012 года пообещали вернуться к остальным заявкам.

Все лето 2011 года в двух районах - Краснооктябрьском и Богородском - отрабатывалась нормативно-законодательная база образовательных учреждений нового типа. Все решения принимались и утверждались на земских собраниях. Важно было еще понять, в какую копеечку такая школа будет обходиться бюджету области и районов?

- Большая часть бюджетов муниципалитетов тратится на образование, - констатирует Виктор Шмелев, - за что мы очень благодарны нашим главам районов.

О проекте - На образование у нас уходит около 46, на здравоохранение - около 20 процентов бюджетных средств, - говорит глава администрации Богородского района Сергей Пушкарев. - За эти годы не закрыто ни одной школы, ни одной больницы, а населенных пунктов стало даже больше за счет строительства дачных поселков.

- А не проще ли было закрыть ее, - лукинскую школу, ставшую ныне учительским домом, - а средства направить на другие цели? - провоцирую я Пушкарева.

- Да что вы, - удивляется Пушкарев, - ни у кого рука бы не поднялась. Мы, наоборот, ищем пути сохранения таких школ, потому что надеемся, что они будут наполняться в дальнейшем. Нельзя же рассуждать так, что вот сейчас мы застыли и будем дальше только вниз катиться.

- За счет чего наполняться-то?

- За счет увеличения рождаемости. К нам много семей приезжает из других областей и даже стран. Мы реально участвуем в программе по переселению соотечественников.

Должность с гарантией
Татьяна Васильевна Макарова еще не совсем разобралась со своим бюджетом, слишком мало времени прошло. Раньше от любой финансовой ошибки подстраховывала объединенная бухгалтерия. Теперь приходится учиться заново. Правда, учителя хорошие. В первую очередь начальник управления образования района Галина Красненкова.

- С семейным-то бюджетом управляюсь. И здесь справлюсь, - убеждена директор.

Семейный бюджет нынче заметно вырос. В прошлом году Татьяна Васильевна тоже была директором, но не учительского дома, а начальной школы - муниципального образовательного учреждения. Получала около 15 тысяч в месяц. Сейчас где-то в пределах 20. Раньше с мужем и сыном жила в одной комнатке в общежитии. Теперь в отдельной квартире. Все коммунальные услуги оплачиваются из районного бюджета. Перспектива на ближайшие пять лет есть: помимо 10 детсадовских в деревне еще 8 детишек во возрасте до двух лет.

- Ну а если настанет время, когда этот ручеек прервется? Тогда что - опять в общежитие?

- Нет, - вступает в разговор исполняющая обязанности начальника управления образования Богородского района Татьяна Семенова. - Если вдруг завтра реально детей не окажется и здание придется законсервировать, а учреждение как юридическое лицо ликвидировать, то директору будет выдан сертификат на сумму, достаточную, чтобы купить жилье в райцентре.

Я спросил у Марины Широковой, молодой мамочки, у которой один ребенок ходит в школу, а второй в сад, что было бы, если б школу закрыли и малышей стали возить за несколько километров в другое село?

- Не знаю. Наверное, мы бы уехали. Сняли квартиру в Богородске или Нижнем Новгороде, но детей от себя не отпустили бы. Да и другие тоже.

Комментариев нет.