Проданная река

Горячая тема

Проданная река

Проданная рекаРовно год с небольшим назад произошло в селе Старый Письмирь событие, которое ни дедам, ни отцам ныне живущих селян не могло даже померещиться. Выйдя однажды с ведрами к речке Письмирь, дабы набрать водички для полива и прочих своих нужд, натолкнулись граждане на аккуратные вывески: «Частная собственность! Проход запрещен!» Сельский народ ошалел от неожиданности. Вскоре выяснились подробности. Оказывается, небольшая речка вместе с водоемом возле села и примыкающими 26 гектарами суши была продана районной администрацией Мелекесского района некоему жителю города Тольятти за шестьсот тысяч рублей. «Любитель природы» быстренько обозначил «кордонную линию», и остался сельский народ без воды. Как, впрочем, и без права пасти на приречном лужке скотину или посидеть с удочкой на берегу...

В последние годы россияне к всесилию чиновников разного уровня уже как бы привыкли. Но на сей раз смириться с фокусами районных начальников жители деревни Старый Письмирь не пожелали. Как водится на Руси, стали посылать челобитные в разные инстанции. Отписки приходили, но запретительные таблички на речных берегах никто не убирал. Сельские жители недоумевали: как же можно лишить народ воды и речного берега?

Возможно, ситуация такой бы и осталась. Тем более что аналогичные случаи в том же Мелекесском районе уже случались и раньше. Например, близ села Чувашский Сускан участок особо охраняемой природной территории, примыкающий к волжскому заливу, некоторое время назад тоже был продан частному лицу.

История этой аферы такова. Участок на берегу Куйбышевского водохранилища еще в советские времена был выделен из земель государственного лесного фонда для строительства базы отдыха одного из промышленных предприятий города Димитровграда. Базу построили, заводчане там отдыхали. Участок приобрел статус особо охраняемой природной территории. И следовательно, не мог быть никому продан.

Несмотря на это в 2008 году берег залива сначала передали в аренду жителю Башкортостана. А спустя два года и вовсе продали, наплевав на закон, запрещающий подобные сделки.

Проданная река- Поскольку турбаза расположена на особо охраняемой природной территории, она должна находиться в федеральной собственности, - поясняет старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима. - Соответственно, продажа и турбазы, и тем более участка частному лицу категорически запрещена.

А вот в комитете по управлению муниципальным имуществом и земельным отношениям Мелекесского района так не считают. Тут всячески пытаются оправдать свои действия. В частности, уверяют, что земля якобы не имела статуса особо охраняемой природной территории. Однако прокуратура сие категорически опровергает....

Еще одна красноречивая деталь: гектар земли с летними домиками у воды был продан за смешную цену - 15 тысяч рублей! Знающие люди утверждают, что не рыночная, а лишь кадастровая стоимость участка исчисляется миллионами рублей. Вероятно, потому и стал этот лакомый кусочек берега быстренько переходить из рук в руки, естественно, чудовищно дорожая. Ныне, как говорят, этим заповедным уголком России владеет уже некий московский делец...

Так, наверное, случилось бы и с речкой Письмирь и ее берегами. Но вмешалась прокуратура. Она направила в суд исковые заявления о признании сделок купли-продажи недействительными.

И вот в конце минувшего года суд удовлетворил в полном объеме исковые требования прокуратуры о признании недействительными постановления администрации Мелекесского района, протокола об итогах аукциона и договора, по которому природный объект был незаконно продан частному лицу. Проданные участки и речка должны быть возвращены государству. «Согласно закону, - поясняют в прокуратуре, - приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, а также в границах территорий общего пользования запрещается. Так как каждый гражданин вправе иметь доступ к таким водным объектам и бесплатно пользоваться ими для личных и бытовых нужд».

Применительно к нашему случаю: река и находящееся на ней водохранилище не могут принадлежать частному лицу.

Деревня Старый Письмирь ликует: есть, оказывается, еще в России справедливость! А прокуратура, как ей и положено, продолжает свою работу. То есть выясняет, кто конкретно из районных чиновников санкционировал разбазаривание государственной земли и кто должен нести за это ответственность. А иначе вполне вероятно повторение подобных криминальных сделок. Ибо лакомых кусочков на волжских заливах еще немало. Так же как и желающих их приватизировать.

Проданная рекаP.S.
Как известно, в России сейчас идет настоящая охота предприимчивых людей за землями возле рек, озер, прудов и родников. Нетрудно догадаться почему.
Прокомментировать проблему я попросил спикера Законодательного собрания Ульяновской области Бориса ЗОТОВА. Вот его мнение
.

- Как известно, в России был принят и действует Водный кодекс. Он допускает приватизацию водных объектов. Честно говоря, мне трудно представить, как можно разделить живую и вездесущую воду на части. Да, можно выделить те или иные зеркала той же, скажем, Волги на цели рыболовства или рыбоводства. Кстати, такое выделение существовало на Руси издавна, так называемые рыбные тони определялись и для артелей, и для монастырей, и для посадов. Вспомним хотя бы эпизод из мемуаров С. Аксакова: «Только мы успели запустить невод, как вдруг прискакала целая толпа мещеряков. Они принялись громко кричать, что мы не можем ловить рыбу в реке Белой, потому что воды ее сняты рыбаками... отец мой не захотел ссориться... приказал вытащить невод...»

Как видим, еще полтора века назад существовали серьезные противоречия в проблеме водопользования... Ныне они обострились многократно.

Право собственности на водные объекты отнесено к компетенции Российской Федерации. Это правильно. Однако есть в Водном кодексе и пункты, вызывающие серьезные опасения.

Взять водные зеркала для рыболовства. При выделении таких зеркал должны быть предусмотрены зоны, доступные для любительской рыбалки. А то ведь может случиться так, что россиянину и с удочкой приткнуться-то будет негде...

Я думаю, что именно этот мотив заставил жителей Старого Письмиря сильно забеспокоиться.

Опасение вызывает и предоставляемое Водным кодексом право частной собственности на какую-то часть водных ресурсов. До сих пор эксперты спорят по этому поводу. Одни говорят, что такое вообще недопустимо: как так - отдать воду в частные руки? Другие, напротив, доказывают, что если земля без хозяина - сирота, то и общедоступный водоем тоже будет проходным двором, не больше...

Тут, как говорится, надо отделить мух от котлет. Во-первых, водоем водоему рознь. Есть естественные, созданные природой - озера, болота, старицы и прочее. Если речь идет о них, то да, новый Водный кодекс допускает возможность их приватизации. Но у этой возможности есть ограничения: «...с площадью водного зеркала не больше трех тысяч квадратных метров». То есть это может быть озерцо размером с приусадебный участок, не больше.

Однако опасность в приведенной выше норме закона все же таится. Допустим, разрешили приватизировать водоем вблизи поселения, а что если он единственный в округе? А собственник вправе распоряжаться своим владением, как ему заблагорассудится на вполне как бы законных основаниях. Может, к примеру, забросить его. А если там обитают уникальные животные и растения, занесенные в Красную книгу? Или, допустим, на этот водоем прилетают отдыхать или гнездоваться перелетные птицы, а хозяин надумал использовать его как развлекательный комплекс? А может, владелец водоема запустит в свое озерцо таких животных, которые, подобно колорадскому жуку, вызовут экологическую катастрофу? Ведь никакая инспекция за этим не уследит! На мой взгляд, надо вообще исключить приватизацию естественных водоемов.

Другое дело - созданные руками человека водохранилища. Разнообразные пруды - для орошения, для разведения рыбы или птицеводства. Да и просто для украшения, скажем, усадьбы. Вот тут-то и надо разрешить приватизацию. Но под строгим контролем государственных или муниципальных служб.

Самые острые конфликты и недоразумения возникают на линии разграничения «вода - суша». Объясняется это очень просто: гражданин (или корпорация) хочет обрести место под солнцем именно у воды, но на берегу. При этом всеми правдами и неправдами захватываются лакомые кусочки побережий.

Так вот, дабы избежать посягательств на водоемы, в Водном кодексе надо четко прописать размеры прибрежных защитных полос для любых водоемов. Сейчас они измеряются в десятках метров, а надо бы в сотнях и тысячах. Ну не смешно ли: в пределах водоохранных зон допускается размещать автозаправки, мойки и мастерские по ремонту автомобилей на расстоянии «...не ближе 50 метров, а стоянки - не ближе 20 метров от уреза воды». Да при таких допусках и при нашем разгильдяйстве мы просто погрязнем в мазуте и отработанном масле!
И уж совсем никуда не годится то, что размеры водоохранных зон в поселениях вообще не определены. Ясно, что это пробел в законе. Так же как и отмена лимитов водопользования для потребителей и отсутствие государственной экспертизы объектов, влияющих на состояние водоемов. Получается, что некий «дядя Вася» сможет превратить частный водоем в отраву, а закон этого вроде бы и не заметит...

Вот, пожалуй, те главные причины, по которым я полностью поддерживаю судебные решения, вернувшие жителям Письмиря и речку, и водоем, и прибрежную землю.

Комментариев нет.